06.08.2019 / 15:24

Ермошина о своем одиночестве: Ухожу от действительности с помощью книг 24

Председатель ЦИК Лидия Ермошина дала еще одно интервью о своей нелегкой доле. «Когда ушел сын, я перестала надевать яркие вещи», — рассказала она «Комсомольской правде».

Лидия Ермошина в рабочем кабинете. Фото Павла Мартинчика, Kp.by

О коттедже в Дроздах

— Это 270 квадратных метров — два этажа по 90 метров, такой же подвал. Если пройти по улицам в Дроздах, можно убедиться, что это один из самых маленьких домов. Туда любят приезжать мои родственники, друзья. Когда уйду на пенсию, материально будет тяжело его содержать, разумеется, придется сменить его на гораздо меньшее жилье.

— Дорогая коммуналка?

— Другим образом тяжело содержать. В любом доме постоянно что-то ломается, а ремонты - это дорого, дома технологичные. Это же не деревенская избушка, где можно нанять кого-то за 3 рубля кол прибить. А делать что-то постоянно надо: то калитку, то ворота. Раз в год необходимо оплатить услуги газовщика, который должен сделать профилактику. Если, не дай бог, засорилась канализация, дорогие услуги по очистке. Если откололась плитка на крыльце, может, и все крыльцо придется переложить.

Надо платить человеку, который покосит траву, а летом это два раза в неделю. Еще электроника - поди разберись, почему ворота стали открываться сами по себе. Убираю я сама, но чтобы почистить шторы, надо раз в год вызывать фирму - чистка штор на двух этажах вместе с мебелью, обивкой стоит около тысячи евро.

Для жизни в доме надо вкладывать много средств. Это не считая отопления, газа.

У меня вроде и расход небольшой, но все равно: летом рублей 250, зимой рублей 400, иногда больше. На пенсии, конечно, дом содержать очень дорого. Честно, я работаю на его содержание.

— Живете на пенсию?

— На пенсию не проживешь. Сейчас я получаю общегражданскую пенсию, не как госслужащий. Пенсия — около 500 рублей, и то потому, что я заслуженный юрист, так было бы 400. Пенсия госслужащего где-то 1000 рублей. Но для этого нужно окончательно уйти с работы.

Читайте: От Абельской до Ермошиной: 113 владельцев коттеджей в Дроздах, полный список

О семье и друзьях

— Кажется, обо мне все известно. У меня нет ни одного мужа, я дважды разведенный человек. У меня добрые, мирные отношения с бывшими мужьями, но говорить с ними не о чем, это чужие люди. Единственный сын умер два года назад, ему было 40 лет. Единственная родственница — сестра, которая живет в Москве.

— Так случилось, что в июне 2017 года и вы, и ваша сестра потеряли сыновей с разницей в пару недель…

— И мы считаем наших детей живыми. Они от нас не ушли. Я даже не воспринимаю это как-то иначе. Для меня это временная разлука. Мой сын Алексей — светлый человек.

— У вас есть близкие друзья?

— Три очень задушевные подруги живут в Бобруйске, есть подруги в Калининграде. Мы общаемся, я езжу, ко мне приезжают. Есть близкие люди, мне не нужны психоаналитики.

Ну и счастье мое — книги. Говорят, это уход от действительности. Подтверждаю — уход от действительности совершенно безопасным способом. Небезопасный — это, наверное, наркотики. Так что я живу жизнью других людей…

Из последнего очень понравилась книга «Клуб любителей чтения и пирогов из картофельных очисток», прочла разрекламированную книгу «Большая маленькая ложь». Отдушина для меня и природа — прогулки, наблюдения. Люблю театр, но, к сожалению, не с кем ходить. Мы с Лозовиками ходили: я, Николай Иванович (секретарь ЦИК в 2000 — 2016 годах, умер осенью 2016 года. — Ред.) с супругой. Так сложилось, что уже не с кем ходить… Я стесняюсь навязывать свое общество. Сейчас реже хожу. И одна.

Про Виктора Гончара (предыдущего председателя ЦИК, пропавшего без вести)

— В моральном смысле фигура Гончара для членов ЦИК не представляла значимости — он пришел в ЦИК в сентябре 1996 года, мы его не знали. За это время я встретилась с ним два-три раза на заседаниях комиссии. Он был нам чужд. Не скрывал, что остался депутатом, пришел поруководить процессом только на период проведения референдума. Его отстранение для членов комиссии не являлось не то что трагедией — даже драмой.

— А исчезновение?

— Это произошло в 1999 году. Могу скорбеть по-человечески, но говорить как об утраченном коллеге не могу. И давайте не буду говорить о том, к чему вообще не имею ни малейшего отношения.

***

Лидия Ермошина

Родилась 29 января 1953 в Слуцке. Окончила юридический факультет Калининградского государственного университета (1975). В 1975—1987 работала юрисконсультом в Калининграде и Бобруйске. В 1987—1988 — помощник прокурора Октябрьского района Калининграда. В 1988—1996 — возглавляла юридический отдел Бобруйского горисполкома. В 1992—1996 — член ЦИК, с 1996 — председатель ЦИК.

Читайте:

История взлета юристки из Бобруйска Лидии Ермошиной

Ермошина: «После войны мой отец воевал с «бендеровцами» на Львовщине»

Ермошина: Считаю себя русским человеком

Умер сын Лидии Ермошиной

NN.by

5
Дед Мороз / Ответить
06.08.2019 / 14:32
ну да.... если откололась кусочек плитки - всё крыльцо переделывать....
кучеряво... что сказать :)
1
Nokia / Ответить
06.08.2019 / 14:42
Не, гэта беларусы працуюць на ўтрыманне драздоўскіх дармаедаў.
1
Мірон / Ответить
06.08.2019 / 14:43
Можна, вядома, параіць зьехаць з таго дому, толькі ж каму такі патрэбны? Там жа ж навокал нема нармальных людзей, нармальнай школы, нічога нармальнага. Хай з яе па трайным кошце беруць за ўсё, а ганак, вядома 'трэба ўвесь перакласці' , калі гэта Ярмошына. Я б яшчэ і дзверы прапанаваў раз на год меняць. Хай плаціць.
Показать все комментарии/ 24 /
Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, активируйте JavaScript в настройках своего браузера