Технологии устрашения разработаны досконально, — рассказывает Вадим Саранчуков. — чтобы попасть на митинг, нужно пройти четыре кордона ОМОНа, а водометы подключают к водопроводу на глазах у митингующих.

Вадиму Саранчукову 39 лет, он заместитель председателя Партии БНФ, один из организаторов празднования Дня Воли в 2019 году в Гродно. 3 августа Саранчуков выступил на митинге российской оппозиции в Санкт-Петербурге. Политик рассказал «Нашей Ниве», с какими впечатлениями и ощущениями вернулся из России.

«Первое, что бросилось в глаза — это как откатанные в Беларуси технологии переняли в России. В 2010 году в Беларуси разгоняли тысячи людей, теперь это все видим в России.

Протесты в России вызваны формированием избирательных комиссий. В Беларуси уже давно представителей альтернативных кандидатов недопускают в комиссии, а в России это начинается только сейчас. Комиссии становятся абсолютно бесконтрольными.

У нас уже давно не регистрируют кандидатов по надуманным причинам. Я вспоминаю парламентские выборы 2004 года, когда борисовского активиста Сергея Салаша не зарегистрировали под предлогом недействительных подписей. Он подает в суд, привлекает в суд людей, которые говорят, что их подписи действительны. А судья отвечает, нет, недействительны.

Приблизительно то же самое сейчас в России. Многие кандидаты просто не могут подать документы на регистрацию, так как в очередь перед ними становятся пять-шесть крепких парней и убивают весь рабочий день комиссии, в результате чего независимые кандидаты просто не могут подать документы.

Я не помню такого количества силовиков уже очень давно. Запугивание происходит колоссальное. Если на сам митинг приходит до тысячи человек, то ОМОНа, автоматчиков во дворах более 10 тысяч человек. По периметру стоят так называемые «космонавты» (в шлемах), а во дворах ходят вооруженные люди.

Прямо на глазах у людей открывают водопроводные люки и подключают водометы только для того, чтобы все видели, что они есть.

Долгое время в России не было рамок-металлоискателей. Теперь же, чтобы попасть на митинг, надо пройти три кордона ОМОНа, металлоискатель, а потом еще внутренний периметр ОМОНа. Это сделано для того, чтобы у обычного человека, который просто проходил мимо и решил присоединиться, отбить такое желание полностью. На мой взгляд, это действует, так как я видел много людей, которые стояли за этим периметром, но не рискнули присоединиться.

Даже мне, уже опытному в этом плане человеку, было неловко, когда видишь такую ​​картину.

Впрочем, страх — это нормальное состояние организма. Не боятся только идиоты.

Я был в Питере по приглашению одного из своих хороших знакомых, участника организации митинга. Это была акция солидарности с задержанными в Москве 27 июля. Позиция Партии БНФ в том, что такие действия недопустимы нигде — ни в Беларуси, ни в России, ни в Польше, ни в Украине.

Считаю российских протестующих этакими романтиками. Дело в том, что я слышал там резолюции вроде того, что наша власть нас услышит. Мы это все проходили. Если власть использует такие силы против разрешенной акции, то, поверьте, она не готова слушать резолюции.

Чтобы подавить в себе напряженность, я подходил к людям и спрашивал, чей Крым. Мне интересно было узнать, кто они, российские оппозиционеры. Есть, конечно, такие, кто оценивает Беларусь и Украину как сферу влияния России. Я не приставал особенно, но абсолютное большинство отвечало с улыбкой: «Конечно, украинский».

Лично я в ходе выступления говорил о солидарности с задержанными, о параллели между Беларусью и Россией, что у нас убивали политиков, недопускают кандидатов к выборам. А завершил словами Папы Римского Иоанна Павла II: «Не бойтесь». Еще сказал «Жыве Беларусь» и «Россия будет свободной».

У меня нет надежды, что российская администрация станет прислушиваться к протестующим».

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?