02.09.2019 / 23:09

«Муж проснулся весь в крови, а Юли нет». 20 лет назад исчезла 4-летняя девочка из-под Пуховичей. Она нашлась в Рязани: подробности 19

Белорусская милиция порадовала хорошей новостью: нашлась Юлия Моисеенко, которая пропала 20 лет, когда ей было всего 4 года.

Выяснилось, что девушка выросла в Рязани, где ее якобы высадил из поезда неизвестный. Из детского дома Юля попала в приемную семью. А совсем недавно она познакомилась с парнем, который узнал, что его девушка — сирота, и решил попытаться отыскать ее семью.

«В дежурную службу Пуховичской милиции поступил звонок из России: по ключевым словам «девочка Юля», «4 года», «потерялся ребенок» молодой человек нашел информацию о пропавшей без вести 4-летней Юле, — сообщает МВД. — Неделю назад все участники этой истории встретились в Пуховичском РОВД».

Отец Юли, Юля, ее мама и Илья — друг девушки

Настоящий хеппи-энд: даже тест ДНК подтвердил, что взрослая рязанская красавица Юля — действительно та самая девочка, которая потерялась 20 лет назад.

Но остались и вопросы.

Как взрослые люди могли потерять 4-летнего ребенка в электричке? Как Юля попала в Россию и почему в Рязань? Почему она не могла отыскать свою семью столько лет, а ее бойфренд сделал это фактически за несколько дней?

«Наша Нива» связалась с Людмилой, биологической мамой Юли. Она рассказала, что 1 октября 1999 года, 20 лет назад, ее муж поехал продавать картошку в Пуховичи и взял с собой дочь.

«Мы жили в Новом Селе, муж поехал в Пуховичи продавать картошку. Там три остановки было ехать электричкой.

И с ним всё просилась старшая дочь, но муж ее не взял. А младшей отказать не смог, она его фактически уговорила. Поехала с ним.

И вот он продал картошку в Пуховичах, возвращался. Купил дочери семечек».

Муж немного выпил, признает Людмила. Но она уверена — 4-летнюю Юлю украли.

«Ведь муж проснулся в Осиповичах — его растолкали машинисты. Был весь в крови. Деньги были при нем, а Юли не было, — говорит Людмила. — После этого его посадили на первую же электричку до Нового Села.

Он приехал домой весь как в тумане. Побоялся сказать, что дочь исчезла, соврал, что оставил ее в Пуховичах у бабки, которая семечки продает…

Мы сразу туда поехали. Нашли бабку. Она говорит, что да, подходил мужчина с девочкой маленькой, купили семечки. Но девочку он не оставлял…»

Вспоминая эти события, Людмила начинает плакать.

Пошли в милицию, у мужа забрали одежду, проверить, не дочкина ли на ней кровь. Кровь не совпала. Юлю начали искать.

«Я на каждом столбе вешала объявления, что пропала дочь. Не было никакой реакции. Ходила в милицию, те говорили: мы ищем», — рассказала Людмила.

Розыск растянулся на 20 лет.

«Искали Моисеенко Юлю, а в Рязани из детдома она уже вышла Ивановой. Не знаю, как так вышло. Моя фамилия «Бова», может она так сказала, и перепутали, ведь маленькая же совсем была, четыре годика… Она помнила, что мама Люда, папа Витя, а фамилию может быть и забыла…» — считает Людмила.

Сама Юлия рассказала «Нашей Ниве», что не помнит событий того вечера.

Где она провела несколько недель тоже неизвестно. Ведь она исчезла из электрички 1 октября, а в Рязани ее нашли — 21-го.

«Сегодня я уже этого совсем не помню. Но когда я была маленькая, то рассказывала, что куда-то мы ходили с каким-то дядей и какой-то тетей, долго где-то ходили, прятались от милиции… — говорит Юлия. — Потом тот мужчина высадил меня из поезда на вокзале в Рязани. Сказал: стой здесь. Я стояла, а поезд уехал».

Нашли маленькую Юлю патрульные милиционеры. Отвезли в отделение.

«То, что я из Беларуси я просто не понимала. Плюс такая деталь: у меня в руках была книга, на которой стояла печать библиотеки города Ряжска, это небольшой провинциальный город под Рязанью. Поэтому никто и не мог представить, что я белоруска. Думали, что я то ли из Рязани, то ли откуда-то рядом, проверяли местные города и села», — говорит Юлия.

Найденную девочку передали в центр психологической поддержки для детей, попавших в трудную ситуацию. По словам Юлии, там решалось, передадут ли ее в детдом, или, может, найдут ей семью. Но, к счастью, все решилось довольно быстро. Уже в мае ее взяла семья, где Юля и выросла.

Сегодня Людмила уверена, что ее дочь 20 лет назад украли цыгане. И даже рассказывает, что 20 лет назад где-то рядом с их деревней стояли цыгане. Как только исчезла Юля, цыгане тоже куда-то уехали.

«Я понятия не имею, были это цыгане или какие-то бомжи… Как выглядели люди, с которыми я там ходила те несколько недель, я тоже уже не помню: кажется светловолосый мужчина был, женщина тоже светленькая, худощавая… Да и какая уже разница. В общем, я тогда не понимала, что происходит, даже думала, что тот мужчина, который высадил меня в Рязани, это мой отец, который почему-то вот так со мной поступил, — вспоминает Юлия. — Но я ни о чем не жалею и винить никого не хочу. Как сложилась жизнь, так и хорошо. Зла ни на кого не держу. Винить биологических родителей мне тоже не в чем».

«Можно судиться с милицией, почему не нашли, или искать виновных, но я уже ничего не хочу. Нашлась и слава богу, — говорит Людмила. — Теперь она меня называет мамой, но на «вы». Но сама я сразу поняла, что Юля — моя дочь, как только ее увидела. Никакие тесты ДНК не надо было делать».

Кроме дочери, Людмила познакомилась сразу и с внучкой (правда, пока только по видеосвязи). Оказалось, что у Юли есть 5-летняя дочь.

«Я рассказала дочери всю эту историю, она очень удивилась. Всё переспрашивала: мама, это правда?» — улыбается Юлия.

Но почему ей самой не удалось найти ту информацию, которую отыскал ее парень Илья?

«Раньше я тоже гуглила о себе, об исчезновении. И неоднократно. Но ничего не находила. Спрашивала опекунов моих. Но информации никакой не было. В интернете не было статей даже о том, что вот в Рязани нашлась девочка. Ну я и решила, мол, значит такие были мои родители, которым я не нужна, — говорит Юлия. — А потом Илья начал поиск по ключевым словам и наткнулся на какой-то белорусский сайт. Показал мне. Первой моей мыслью было: ого, неужели это про меня? Поговорила с опекунами, они сказали, что может это и правда, почему нет… Тогда мы связались с белорусской милицией. И уже на следующий день милиционеры дали нам контакт моих белорусских родителей, пригласили приехать в Беларусь».

Теперь Юлия планирует остаться в Рязани. Тем более, что она здесь учится на фармацевта. Что дальше — будет видно.

«По крайней мере, пока что планов переезжать в Беларусь у меня нет», — говорит Юлия.

Читайте также:
Приемная мать пропавшей 20 лет назад Юли: «Она помнила только, как ее заставляли попрошайничать в электричках»

Влад Шведович

16
Той самы / Ответить
02.09.2019 / 21:32
Адзін з трагічных прыкладаў адсутнасьці аховы беларуска-расейскай мяжы з беларускага боку. 


6
123 / Ответить
02.09.2019 / 22:14
Альбо ты дзіця глядзіш, альбо гарэлку п'еш. А калі ты дурны... Дзякуй Богу, што жывая і здаровая...
11
Тарас-на-тэрасе / Ответить
02.09.2019 / 22:28
У Беларусі нашых мараў гэта гісторыя была б немагчымай, бо расейскія паліцаі зразумелі б што дзіцё з імі размаўляе па-беларуску.
Показать все комментарии/ 19 /
Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, активируйте JavaScript в настройках своего браузера