06.09.2019 / 18:02

Антон Астапович рассказал, какие части исторического центра Минска можно отстроить следующими 5

Почему исторический центр Минска реставрируют с нарушениями? Где еще не поздно провести достойную регенерацию? Что не так с Кодексом о культуре? Проблемы современной реставрации озвучил историк-этнолог, председатель Белорусского добровольного общества охраны памятников истории и культуры Антон Астапович.

«Градостроительный документ игнорируют угоду инвестиционному интереса»

Проект детального планирования исторического центра Минска был утвержден в 2006 году. Но в итоге, многие работы пошли вразрез с ним.

— В проекте исторический центр был поделен на кварталы, каждый из которых имел жесткие регламенты, — говорит Антон Астапович. — Ширина улиц должна была соответствовать исторической, новые строения — не нарушать объемно-планировочную структуру центра. Например, сейчас улица Зыбицкая имеет ширину 25 метров. Согласно первоначальному варианту детального плана она должна быть 11—12 метров. На площадке, где стоит этот «саркофаг» (речь о доме 25а по Музыкальному переулку. — НН), застройка не должна была превышать два этажа.

Антон Астапович.

Проект реконструкции той же Зыбицкой, разработанный Минскпроектом, имел и другие проблемы — планировка кварталов не соответствовала исторической, дома были стилизованы под старину, но ничего общего с утраченной застройкой не имели. Общество охраны памятников в 2010 году предлагало свой проект регенерации. Он рассматривался на научно-методическом совещании наряду с официальным проектом, получил положительную оценку, а потом и первое место в номинации «Реставрация-проект» на международном конкурсе молодых архитекторов «Леонардо».

— Но осенью 2011 года площадку, которая должна была быть освоена городским бюджетом, «распилили» между тремя инвестпредприятиями. В результате появился полный неадекват.

Здесь вопрос к городским властям: почему, когда сюда приходят инвесторы, все делается с нарушением детального плана? Когда градостроительный документ игнорируют в угоду инвестиционному интересу и все надзорные и контролирующие органы не видят в этом никаких нарушений, кроме как коррупционной составляющей я здесь ничего не усматриваю.

Где в центре Минска еще можно провести реставрацию

По мнению эксперта, в историческом центре столицы остались только две площадки, где можно провести достойную реставрацию.

Одна из них — территория Замчища.

Когда-то проект по этой территории разрабатывал архитектор Сергей Багласов. По его замыслу там планировалось сделать археологический музей и стилизованный участок Замчища в форме полукруга, что не соответствовало очертаниям древних валов. Но у государства тогда не нашлось средств на реализацию этого проекта.

Фото yandex.by.

Атон Астапович считает, что надо реконструировать здание спортобщества «Трудовые резервы» и разместить там филиал музея истории Минска. Что касается застройки территории Нижнего рынка, то с ее восстановлением есть определенная техническая сложность — на той территории осталось шесть подземных насосных станций, которые откачивали воду со станции метро «Немига». Но можно планировку существовавшей там застройки обозначить визуальными средствами — например, мощением другого цвета, ландшафтным дизайном.

— В перспективе этим можно было бы нагрузить инвестора, тем более, там работы не очень дорогостоящие, — говорит историк.

Вторая площадка находится во дворах почти сразу за Белорусским центром моды, выходящим фасадом на проспект Победителей. Там хорошо бы восстановить фрагмент улиц Мясницкой и Ново-Мясницкой.

Фото yandex.by.

— Да, это территория будет закрыта фронтом советской застройки, но рано или поздно он будет демонтироваться, потому что дома отживут не только свой моральный, но и физический срок. Я бы предложил делать все в соответствии с проектами застройки конца XIX — начала XX века, тем более что материалы полностью сохранились в Национальном историческом архиве. Там должна возникнуть одно-двухэтажная каменная застройка так называемого галерейного типа.

Отель «Кемпински» и «дома Чижа» как своеобразные памятники эпохи агрогламура

Почему к реставрации возникает столько вопросов? Основная проблема в том, что фактически нет механизмов воздействия на инвесторов и согласующие органы.

— Дело не в том, что где-то вставили пластиковые окна или прорубили новый дверной проем. У нас нет системы.

Кодекс о культуре «дырявый», как решето. У нас фактически можно сделать, что угодно, и при наличии грамотного юриста уйти от ответственности.

Чтобы сохранить историческое здание, нужно стараться, чтобы оно получило статус историко-культурной ценности, потому что, когда он под охраной государства, есть юридические основания хоть что-то предпринять в его защиту. А если статуса нет — снесут, и всё будет в рамках закона, — отмечает собеседник.

Фото Сергея Гудилина.

Есть мнение, что юридическая защищенность отпугивает инвесторов и социум сам должен себя регулировать в вопросах охраны исторического наследия. Но, уверен Антон Астапович, это дело экспертов. Общество охраны памятников часть своих предложений по совершенствованию Кодекса о культуре уже подала в Минкульт, в Национальный центр законодательства и правовых исследований и в парламент.

Иная проблема — в Беларуси отсутствует реставрация как таковая. Нет технических нормативов и лицензирования по этой деятельности, поэтому реставрация по сути считается обычным строительством.

— У нас нет нормальной инспекции по охране историко-культурного наследия. Согласно кодексу, вся ответственность возложена на местные органы власти. Да, там есть хорошие специалисты, но они зависимы: если что — они молчат, потому что могут лишиться работы.

В свое время систему пытались создать. В 1992 году был принят Закон об охране историко-культурного наследия и была создана соответствующая Государственная инспекция по охране историко-культурного наследия и Государственный комитет по реставрации. Реставрационная деятельность была лицензированной.

— В 1999-м лицензирование реставрационной деятельности упразднили. Но на протяжении еще несколько лет существовало приложение к лицензии, которое выдавало Министерство культуры. Потом и это исчезло.

Я считаю, вина лежит полностью на министерстве как на совершенно «беззубом органе», который не занимал принципиальной позиции, — говорит эксперт.

В Европе положительных примеров регенерации исторических центров достаточно. Те же Дрезден, Варшава, Гданьск, Будапешт.

— Там далеко не идеальная ситуация, но таких больших проблем нет. Потому что всё упирается в правовую систему, — считает Антон Астапович. — Конечно, параллельно нужно и народ просвещать.

Например, ситуация с золотыми куполами на церквях. Очень часто говорят: вот, это интервенция, Москва свою идеологию навязывает. Причина же в том, что низкий вкус у прихожан, им так нравится.

Золотые купола появляются не столько по инициативе батюшек — сами прихожане находят спонсорские средства и говорят: хотим. Я не раз с таким сталкивался.

Что касается столичных «монстров» — отеля «Кемпински», «дома Чижа», бизнес-центра на Октябрьской площади, — то Антон Астапович оценивает их как своеобразные памятники эпохи агрогламура.

Фото Надежды Бужан.

— Я читаю архитектуру и с точки зрения общественно-политических отношений того или иного времени. Мы с коллегами шутим: если через 200 лет сюда прилетят марсиане, им и без изучения нашего языка и истории будет понятно, что в какую эпоху было построено.

Наталия Лубневская

14
Той самы / Ответить
06.09.2019 / 19:43
Узгажваючы пазіцыю Антона Астаповіча і яе трансфармацыю, па Курапатах, нават няма жаданьня нешта удакладняць па гэтых яго выказваньнях.

0
Яўген_2020 / Ответить
06.09.2019 / 20:11
У шлёндраў любая капейка - інвестыцыя. 
0
Раман / Ответить
06.09.2019 / 22:19
У нулявых пачалi, а зараз працягваюць руйнаваць гiстарычную забудову Брэста.
Показать все комментарии/ 5 /
Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, активируйте JavaScript в настройках своего браузера