30.10.2019 / 12:56

Белорус, который живет в Эквадоре в браке с мужчиной, — о местной кухне, массовых забастовках и о ностальгии по драникам 28

Белорус Андрей Рубцов переехал в Эквадор, на побережье Тихого океана, много лет назад и сейчас живет там со своим партнером. Он рассказал о местных зарплатах, экзотической кухне, прошедших в октябре массовых протестах и отношении государства к однополым бракам.

«Остался в Эквадоре, хотя в планах этого никогда не было»

В Эквадоре Андрей впервые оказался в 1990-х, и задержался там волей судьбы. Выпускник Минского лингвистического университета, он тогда учился в аспирантуре Гаванского института искусств на Кубе, а в Эквадор приезжал погостить к друзьям. В последнюю из таких поездок у Андрея украли паспорт — почти на год он остался без документов.

«Как раз был развал Союза, велись споры, кто должен выдавать мне новый паспорт. Беларусь отказала в гражданстве. Ответили, что не имею оснований, хотя я белорус, родители тоже, большую часть жизни прожил в Беларуси. Я думаю, этот отказ связан с какой-то политической деятельностью в мои студенческие годы. На сегодня я имею российский паспорт, а в январе — будет испанский.

Так оказалось, что я остался в Эквадоре, хотя это никогда не входило в мои планы: после окончания института мне предлагали работу в Мексике и Соединенных Штатах».

Сейчас Андрей работает проект-менеджером в фирме, которая занимается реализацией тканей, выпускаемых с применением нанотехнологий. Живет в столице Эквадора — Кито. Вспоминает свои первые впечатления от страны:

«Представьте себе: из Беларуси, где холм высотой 300 метров над уровнем моря называют горой, прилететь в страну, где самое низкое место — это 2800 метров. И вокруг — горы. Здесь нет времен года. Лето — это когда нет дождя, а зима — когда он идет».

За эти годы Андрей объездил почти весь Эквадор. Не побывал только в одной провинции на границе с Перу — Лоха.

Фото unsplash.com.

«То, что считалось бедностью в Беларуси, здесь было средним классом»

В 90-х уровень благосостояния в Эквадоре был не слишком высоким.

«В то время мы все жаловались на бедность. Но то, что считалось бедностью в Беларуси, здесь — средний класс, — рассказывает Андрей. — Лет 20 назад этого среднего класса почти не было. Были очень бедные и очень богатые люди. Но почти 12 лет стабильности, без политических эксцессов [при предыдущем президенте. — NN.by], привели к тому, что прослойка среднего класса увеличилась. Не стало трудовой эксплуатации детей, хотя раньше это было нормальным явлением. В настоящее время около 95 процентов детей посещает школу».

Фота pixabay.com.

В государственных школах учатся в основном беднейшие слои населения, качество образования там хуже, чем в частных. Но если говорить о колледже, то именно государственные престижнее.

Сегодняшний быт горожан здесь во многом похож на европейский. Единственное, что отличает эквадорские квартиры, — это много пространства и большие окна. Двухкомнатная по местным стандартам — это квартира с двумя спальнями, гостиной и столовой.

Официальная минимальная зарплата в Эквадоре — 394 доллара. Андрей отмечает: в столице прожить на эти деньги почти невозможно.

«Я живу в самой дорогой части города. Поход в магазин с покупкой продуктов на неделю — это около 200 долларов. Многие ходят на базар, где значительно дешевле. Но для меня это не вариант: как только продавцы видят белого иностранца, сразу же цены подскакивают в два-три раза».

По наблюдениям Андрея, экономить здесь очень сложно.

«Большая часть людей не имеет своих домов, квартир. Я тоже снимаю жилье. Многие не могут взять ипотеку из-за того, что не имеют возможности выплачивать ее и не доверяют банкам. Стоимость жилья зависит от района, типа постройки. В районе, где я живу, купить в новом здании квартиру на две спальни, с гостиной и кухней будет стоить 300 тысяч долларов. Но цена может доходить и до полмиллиона».

Школа в Эквадоре. Фото pixabay.com.

Для получения права на пенсию в Эквадоре надо отработать минимум 12 лет. Если у кого-то 20 лет стажа на одном предприятии, он будет иметь двойные выплаты — и от государства, и от работодателя. В расчет для пенсии берут зарплату за лучшие пять лет стажа. А размер пенсии может колебаться от 400 до 2500 долларов.

Медицинская система, говорит Андрей, за последние годы стала лучше. Если раньше, чтобы рассчитывать на нормальное обслуживание, нужно было иметь международную страховку и обращаться в частные больницы, то сейчас до приемлемого уровня подтянулись и государственные поликлиники. Если заболел и хочешь попасть к врачу, записываешься по телефону на конкретное время, а не сидишь в очереди по несколько часов.

«Когда тебя направляют к специалисту, ты не платишь за медикаменты, если у тебя есть государственная страховка. На нее идут отчисления, которые мы платим в органы социальной защиты.

Люди, которые по разным причинам не имеют государственной страховки (не работают, иностранцы), независимо от их миграционного статуса, по конституции Эквадора, также имеют право на бесплатную медицину», — рассказывает Андрей.

«Единственное, чего я не пробовал, — жареная морская свинка»

Говоря о местной культуре, Андрей отмечает такую ​​особенность:

«Поразили семейные связи — настолько они мощные. Здесь друг друга поддерживают и заботятся. Традиции во многом похожи на белорусские — те же похоронные обряды».

В городских семьях обычно по трое-пятеро детей, в сельских бывает и до 12.

Эквадорская кухня, шутит Андрей, понравится белорусу: в ней много картошки и свинины.

Бананов здесь более 100 сортов — разных размеров и разной сладости (есть даже кислые), от черных до красных. Некоторые употребляют их как овощи — жарят, варят. Если же выбирать бананы на десерт, то Андрей советует те, на которых только-только появились черные точки — и по вкусу, и с точки зрения пользы для здоровья они лучшие.

Тропические фрукты в Эквадоре доступны круглый год.

Из экзотических блюд, которые едят здесь, — куй, или жареная морская свинка.

«Это единственное, чего я не пробовал, из местного — психологический барьер, не могу, — говорит Андрей. — Морская свинка для меня — домашний питомец. Зато в регионе Амазонки пробовал насекомых, змеек, ящериц.

Из полюбившейся местной еды — орнадо. Это запеченный целиком поросенок, которого подают с лепешками с сыром. Есть такое блюдо «тамаль» — готовится из молодой белой кукурузы, которую начиняют мясом или сыром и запекают. Чем-то напоминает белорусские колдуны».

Эквадор занимает первое место в мире по производству консервов из тунца и одно из первых — по экспорту бананов. В другие страны поставляют также креветки, какао, шоколад.

«Для меня самый лучший шоколад — именно эквадорский. Он отличается своим качеством, так как производится из горного какао. Эквадор экспортирует шоколад как экзотический продукт, например черный шоколад с горной солью».

«Могли задержать, если ты просто выходил на улицу»

В октябре в Эквадоре вспыхнули протесты. Они начались после принятия декрета № 883, который аннулировал субсидии на топливо. Из-за этого цены на различные виды топлива возросли на 30%—120%.

«Особенно скачок сказался на самом бедном населении. Если до сих пор крестьяне, чтобы заправить трактор и обработать кусок земли, платили условные 90 долларов, то после декрета — 200. Отмена субсидий на топливо отразилась и на ценах — резко подорожали почти все товары».

Первыми бастовать стали транспортники, к ним присоединились студенты. 8 октября началась всеобщая забастовка. В Кито из всех провинций отправились, чтобы выразить свое недовольство, представители разных национальностей. А на следующий день полностью остановилось производство, всё закрылось — даже хлеба купить было сложно.

«Полный паралич государства. Поскольку полиция и военные были сосредоточены на разгоне демонстрантов больше, чем на том, чтобы контролировать уголовников, начались акты вандализма и мародерства. 10 октября ввели комендантский час после наступления темноты. А 11-го — круглосуточный комендантский час.

Могли задержать, если ты просто выходил на улицу. Было отменено право на манифестацию, публичные собрания — даже выгуливать собак стало сложно», — делится Андрей.

Для протестующих, которые приехали в столицу с женами и детьми, местный национальный дом культуры открыл свои залы, чтобы люди могли разместиться. Но полиция забрасывала места ночевки гранатами со слезоточивым газом. Студенты медицинских факультетов и волонтеры стали окружать такие места живой цепью, чтобы полиция не могла туда подойти.

Забастовка прекратилась 14 октября. По словам Андрея, в период протестов было убито около 10 человек, сотня пропала без вести, тысячи задержанных и почти две тысячи раненых.

«Ситуация полностью не решена. Правительство пересматривает декрет № 883. Иностранные инвесторы теперь уже будут скептически настроены. Почти все посольства мира не советуют своим гражданам лететь в Эквадор. Пострадала историческая часть Кито — вся брусчатка разобрана, из нее строили баррикады. Кроме того, те несколько дней, когда была парализована экономическая деятельность, сказались на всей стране.

Я против насилия, мародерства. Но, если есть возможность мирного протеста, надо протестовать, — говорит Андрей. — Конечно, будут побочные эффекты, это сказывается на зарплатах, но если молчать, изменений не добьешься».

«Когда приезжаю в Беларусь, прошу приготовить драники»

За эти годы Андрей успел стать в Эквадоре своим.

«Я не свой только на паспортном контроле, — шутит он. — Здесь друзья, крестники. Чувствую, что это совершенно моя страна, и все, что здесь происходит, мне никак не безразлично. Из соседей даже никто и не спрашивает, откуда я, ведь по-испански разговариваю почти без акцента. Местные люди не всегда тебя принимают быстро, но если принимают, то на всю жизнь».

Андрей в курсе и белорусских новостей. Следит за ситуацией в Куропатах, знает о ресторане «Поедем, поедим», интересуется, как идет подготовка к перезахоронению останков Калиновского.

«В свое время был близок к Белорусскому народному фронту, а сейчас — какое-то разочарование. Никогда не думал, что он трансформируется в консервативную партию. Может, у меня нет полного представления, но вижу, что молодежь сейчас значительно аполитичнее».

Родственники Андрея живут в Березе (Брестская область). Последний раз он там, как и в Беларуси вообще, бывал шесть лет назад. Говорит, что до 2000 года всё думал, что вернется на родину, считал себя временным мигрантом. Теперь уже не собирается переезжать — на то появились причины.

«В Беларуси гомофобию никто не отменял, и в этом смысле бороться за то, что есть нормой, и скрывать свою личную жизнь — для меня уже не вариант», — говорит Андрей, который вот уже 26 лет живет с мужчиной.

«В Эквадоре в свое время за однополые отношения закон, как и в СССР, предусматривал тюремное наказание, но в 1997-м его единогласно отменил парламент. А с февраля того же года уже разрешены официальные браки».

Андрей со своим супругом.

Андрей оформил брак со своим партнером шесть лет тому назад в Испании. Приемных детей у них нет, но у партнера есть дочь от первого брака и двое внуков.

Андрей не скрывает, что скучает по Беларуси.

«Недавно был в Монтевидео, и город мне показался похожим на Минск. Есть и кулинарная ностальгия — по той еде, которую мама или бабушка готовили.

Когда приезжаю, прошу приготовить драники, колдуны или верещаку. Пока мама была жива, всё удивлялась, потому что старалась готовить более модные, как ей казалось, блюда. Я всегда отвечал, что мясо по-французски могу поесть в любом месте, а картошку в мундирах с килькой — нет».

Топ-5 достопримечательностей, которые стоит посетить в Эквадоре

Столица Кито. Построена на месте древнего города инков и отличается интересной колониальной архитектурой. Исторический центр включен в список Всемирного наследия ЮНЕСКО.

Фото unsplash.com.

Галапагосские острова. Сюда стоит ехать, чтобы посмотреть на дикую природу, увидеть черепах, пингвинов, фламинго.

Национальный парк Мачалилья. Он расположен на Тихоокеанском побережье, и с октября и по февраль это место брачных игр китов.

Сельва Амазонки. Сюда едут, чтобы увидеть настоящие джунгли.

Анды. Если в Японии есть канонически идеальная Фудзияма, то в Эквадоре — ее «близнец», действующий вулкан Котопахи.

В Эквадор, по словам Андрея, проще лететь через Париж или Амстердам (около 700 евро туда-обратно). Если планируете слетать на Галапагосы, понадобится на 400 евро больше.

Наталия Лубневская

117
LitvinM / Ответить
30.10.2019 / 13:00
А - так гэта ЯНА. Ну так бы і пісалі адразу каб нават не адчыняць гэты артыкул
92
mikola ramanau / Ответить
30.10.2019 / 13:03
Znou ? Ci geta ni var*jactva pisac pra *adnapolyja* sluby ? Ad mjane zonka zbjazyc kali ubaczyc  sto ja czytaiu pra *geta* !
40
Васіль / Ответить
30.10.2019 / 13:03
Цікавая доля ў чалавека. Удачы! І дзякуй, што не парываеце сувязі з радзімай.
Показать все комментарии/ 28 /
Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, активируйте JavaScript в настройках своего браузера