Михаил Панджавидзе уволен с должности главного режиссера Оперного театра Беларуси. Официальная причина — прогулы со вторника по пятницу.

Фото: sb.by.

Михаил Панджавидзе возмущен таким решением дирекции.

«С директором театра Александром Петровичем (был назначен на должность 5 ноября - «НН») у нас была устная договоренность. Я работаю из дома. Сейчас я работаю только над одной постановкой, оперой «Набукко», поэтому из дома мне работать проще, здесь более мощный компьютер, чем в театре. И вот сегодня мне звонят. «А вы где?» — спрашивают. Я удивился: «Как где, дома?». Тогда у меня попросили документ, который подтвердит, что есть причина, по которой я отсутствую на работе. Я сказал, что больничного у меня нет, на что мне ответили, что в таком случае оформляют мне прогулы и увольняют за это», — рассказывает Михаил Панджавидзе.

Михаил проконсультировался с юристом, который подтвердил, что за прогулы можно сделать выговор, лишить премии, увольнять — это крайняя мера.

«На что директор мне ответил, что если он меня не уволит, другие тоже расслабятся. Такое показательное увольнение. В принципе, премии меня тоже лишили. Отпускные не заплатили, фактически оставили без средств», — возмущается Михаил.

Панджавидзе рассказывает, что его травля началась еще год назад, после скандальной постановки «Саломея». Уже тогда у режиссера случился конфликт с тогдашним руководителем театра Валентином Елизарьевым.

«Тогда он говорил, что нам не нужно ставить Набукко». Сейчас постановку оперы отменят», — сетует Михаил Панджавидзе.

В то, что «Набукко» покажут летом в Несвиже в концертном исполнении, Михаил не верит.

«Концертное исполнение оперы Несвижу нужно как зайцу стоп-сигнал. Опера длится 3 часа. Представьте себе это! А этому театру не нужны премьеры, не нужна классика, этому театру нужны только деньги», — убежден Михаил Панджавидзе.

Сейчас, уверен режиссер, в театре будут идти только балеты в постановке Елизарьева.

«Он за них получает бешеные деньги. Кроме официального заработка художественного руководителя театра, который 4000 рублей, Елизарьев за каждую постановку получает 11% авторских от каждого показа. А спектакли идут по 2 вечера подряд. Это бешеные деньги», — говорит Михаил Панджавидзе.

Что теперь делать Михаилу, который отработал главным режиссером 10 лет?

«Домой, в Россию, навстречу интеграции… Но я за независимую Беларусь! Беларусь заслужила свою независимость кровью. Моя младшая дочь родилась здесь, она говорит по-белорусски. Просто мне больше нет места в Беларуси. Ну куда идти? В какой театр? После попов в дьяконы не идут», — говорит Михаил.

Что теперь ждет Оперный театр, Михаил отвечает:

«Судьба провинциального театра. Вот когда я увижу наш театр на гастролях за границей не с одним спектаклем, а целым циклом, когда я увижу название нашего театра в международных фестивалях, я тогда заберу свои слова обратно. А пока я убежден, что ничего хорошего здесь не будет. А я ухожу», — подытожил Михаил Панджавидзе.

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?