В то время как умные (без иронии) обозреватели заявляют, что вот сейчас уже всё серьезно и по-настоящему, «это уже не торг», «Лукашенко наконец понял» и так далее, прогнозируя стратегический раздрай между Москвой и Минском и значительные поставки альтернативной нефти в Беларусь, — признаюсь, мне искренне хочется этим аргументам верить. Но на пути к восторженной вере имеются две существенные проблемы: 1. «Практика — критерий истины» и 2. «Опыт, сын ошибок трудных».

Ниже я приведу цитаты Лукашенко разных лет о необходимости закупать нероссийскую нефть.

«Немедленно проработать имеющиеся варианты по альтернативным поставкам энергоресурсов в Беларусь. Мы не можем дальше терпеть такую зависимость и унижение от одного государства»; 6 ноября 2002 года.

«Нам надо диверсифицировать поставки энергоносителей в страну. Это вопрос жизни и смерти нашего государства. Это наша сверхзадача. И её надо решить. Причём в рамках жёсткой экономии бюджетных средств. Мы в состоянии это сделать и сделаем»; Послание парламенту 14 апреля 2004 года.

«Нам надо работать над диверсификацией импорта энергоресурсов, углеводородного сырья. Это наиважнейшая задача, над которой сегодня продолжает работать наше правительство»; 14 января 2007 года.

«Будем диверсифицировать поставки. Если к нам будет применять Россия заградительные пошлины, неприемлемые для нас, как это сделано, конечно, мы будем искать нефть там, где нам удобнее и где лучше»; 4 мая 2010 года.

«Без российской нефти мы обойдемся. Нам будет очень трудно… Но свобода, независимость не оценивается никакими деньгами»; 3 февраля 2017 года.

«Мы купим на рынке нефти, сегодня нефти покупай сколько хочешь — вопрос в цене»; 1 марта 2019 года.

Скажу сразу: я не вижу ничего радикального, чем нынешний конфликт отличается от всех предыдущих. Все уже было: и азербайджанская нефть, и венесуэльская, и гораздо более грозные слова про «терроризм на высшем уровне», и «Крестные батьки» — и всё возвращалось.

Так что ни приостановки членства Беларуси в ЕАЭС, ни вывода российских военных объектов, ни отключения российских телеканалов, ни закрытия границы — ничего этого, что прогнозировал (ладно, не прогнозировал, а представил себе) Артем Шрайбман в качестве «политической фантастики», ничего этого в ближайшие год-два не произойдет. (А когда-нибудь и может произойти, особенно после смены власти.)

Они снова обо всем договорятся. Не знаю, кто больше прогнется относительно своей теперешней позиции — как мне кажется, Россия. Но договорятся. Слишком близкие и родственные режимы, уж очень одиноки эти «два одиночества» на карте мира, чтобы серьезно поссориться.

Более того. Я могу дать свой вполне серьезный (не в качестве фантастики) прогноз. По итогам 2020 года в общем объеме поставленной нефти в Беларусь нероссийская займет не более 10%. Скорее всего, это вообще будут чисто символические цифры, но я скажу осторожно: не более 10%. Если кто-нибудь готов, давайте спорить?

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?