Виктор Мартинович на budzma.by пишет о визите Майкла Помпео в Беларусь и прогнозирует грядущие перемены в отношении к американцам.

Предыдущий раз госсекретарь США встречался с белорусами в 2005 году. Тогда на этом посту была Кондолиза Райс, которая запомнилась клиру тем, что назвала Беларусь «последней диктатурой Европы» и заявила, что в нашей стране должно назреть «время перемен». Райс не выразила заинтересованности во встречах ни с Лукашенко, ни с главой МИД, а само мероприятие происходило в Вильнюсе.

Тогда в нем участвовало семеро человек от оппозиции. Через месяц я оказался с одной из участниц секретной вильнюсской встречи в поезде по пути Киев.

Когда белорусский пограничник увидел фамилию моей попутчицы, он побледнел и выбежал в коридор. Там он прошептал проклятую фамилию рации, и в купе хорошо было слышно, как рация, помолчав несколько секунд, скомандовала: «Дятел!»

«Дятел», как выяснилось, было секретным словом для углубленного таможенного досмотра. Под досмотр попали все чемоданы и рюкзаки, которые были в одном помещении с человеком, встречавшимся с таким опасным для белорусской стабильности образца 2005 года фруктом, как госсекретарь США.

— Печатную продукцию везете? — спросил таможенник у меня строго. Он и на мне тоже увидел зловещую тень американской военщины, не иначе.

— Что вы! — испугался я и показал рюкзак, в котором лежало всего две рубашки.

— А это что? — нахмурился он, указывая на газету «Народная воля» на купейном столике.

— Так это же газета, — пожал я плечами, — зарегистрирована в РБ.

Газета была развернута и тщательно осмотрена. Газета также подпала под подозрение в связи с тем, что ее мог трогать своими пальцами субъект, встречавшийся с государственным секретарем США.

Ну и сами видите. Где та Кондолиза Райс? Где те обещания перемен? Сегодня с государственным секретарем США встречается тот, кого предыдущий госсекретарь называл «последним диктатором Европы».

А под код «Дятел» на границе рискуют подпасть разве что блогеры, которые позволяют себе сомневаться в правомерности вмешательства американской нефтедобычи в хрупкий баланс углеводородных отношений между Минском и Москвой.

Но мне вот за что неспокойно.

Я уже поверил в то, что белорусское руководство с Помпео «давно знакомо». Что мы вместе воевали против фашистов в годы Второй мировой войны. Что американцы — те же белорусы, один народ, и как не принять дружескую руку со жменями нефти, что на сто процентов закроет потребность нашей страны в топливе для тракторов?

Однако как же с номенклатурой? С системой? У всех ли там такая же подвижная психика, как у меня, писателя, который уже давно ничему не удивляется?

Вот смотрите: прямо накануне визита госсекретаря США один дяденька из власти, рассуждая о перспективах отмены смертной казни в Беларуси, осудил тех, кто «сидит на диване с гамбургером». Они, мол, видят приговоренного к исключительной мере наказания «жертвой государства». И самое интересное здесь — тот самый гамбургер.

И что это злопыхатели, которые отказывают государству в такой базовой потребности, как убиение плохих граждан, делают на диване с гамбургером? И кто в их руки тот гамбургер вложил? Очевидно же, что не митрополит и не заместитель райисполкома по идеологии. Лишь американская военщина может раздавать гамбургеры несогласным белорусам. И, получив гамбургеры, они их не едят, а сидят с ними на диванах. И клевещут на систему. Так и живут с теми гамбургерами. Спят с ними, на работу ходят с ними.

Вы можете смеяться, но эта картина мира вполне натуральная для большинства людей из кабинетов. Их приучали к антигамбургерному мышлению целых 20 лет. И в рамках гамбургерофобии встреча, которую провел Александр Лукашенко 1 февраля, иначе как изменой восприниматься не может. Да, они могут научить свой язык говорить хорошее о США. Что мы — один народ, давно знаем Помпео и т.д. Но им будет очень сложно переучиться думать по-другому.

Из соображений имеющихся раскладов в энергетической безопасности не гамбургер теперь должен быть в руках человека, который гундит на власть. Капуста может быть в его бороде. Гречка в лаптях. Пятна борща на рубашке. Но никак не гамбургер. Гамбургер сейчас для нас — примета исключительно положительного героя. Гамбургер и кола. И картонная корона из «Бургер Кинга».

Как научить этих людей любить кока-колу? Можно ли это сделать? Вы же посмотрите: тот, кого так не любила Кондолиза Райс, успешно справляется с этой задачей. Сегодня русские — нам братья, завтра — китайцы, послезавтра — американцы.

А его свита — нет, буксует. Не справляются.

Их настолько старательно рассаживали по окопам, настолько долго вооружали выражениями типа «пиндосы», «америкосы» и т.д., что теперь, расписанные под Рональда Макдональда, обремененные дружелюбно-белозубой улыбкой, они выглядят неуклюже.

Но как по мне, то, что сейчас происходит, — очень хорошо. Пусть учат английский. Пусть смотрят комиксы DC. Пусть забывают про рептилоидов и учатся смотреть по сторонам.

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?