29.03.2020 / 13:08

«Там совсем другая система». Белоруска-генетик из Барселоны —о расходах на науку и уроках пандемии коронавируса 13

Почему научные исследования стоят дорого? Сколько времени занимает разработка вакцины? Как новый вирус заставляет нас переосмыслить свою жизнь? Своими наблюдениями генетик Инна Бернякович поделилась в период пандемии, когда роль науки становится заметнее, чем когда бы то ни было.

Инна работала в Белорусской академии наук, а позже — в научно-исследовательских институтах Милана и Барселоны. Занималась проблемами старения, онкологии, генной инженерии, стволовых клеток.

Фото facebook.com

Белоруска-генетик Инна Бернякович сейчас живет в Барселоне. А родом она с хутора Олешки Мядельского района. «В пять лет уже знала, что буду заниматься биологией, потому что жила в месте с очень красивой природой», — говорит она. 

Инна окончила биофак БГУ, в 2000-е работала в Институте экспериментальной ботаники имени Купревича НАН Беларуси. Докторскую степень защищала в Милане на базе Туринского университета и Европейского института онкологии.

«Отдельные лабораторные мыши могут стоить по 100 евро»

Условия работы ученых за рубежом зависят от сферы науки. Математика — это одно, ведь формулами можно заниматься в любом месте. А в области экспериментальной биологии было бы тяжело вести исследования в Беларуси на таком уровне, как в Европе, ведь исследования — вещь не дешевая. 

Например, культуры стволовых клеток очень хрупкие и требуют дорогостоящих специальных компонентов для питательной среды. Необходимо также оборудование — приборы, работающие с протеинами и нуклеиновыми кислотами, установки для выращивания бактерий, помещения для стерильной работы с клеточными культурами, вирусами, человеческим материалом, установки для замораживания, микроскопы для исследования молекул и органелл, помещения с контролируемой температурой (+4 и -20) для хранения реагентов и многое-многое другое. 

Лаборатория клеточных культур в Центре регенеративной медицины в Барселоне. Фото cmrb.eu

Отдельная графа — работа с лабораторными животными, отдельные модели мышей могут стоить и по сто евро. Почему так дорого? Это мыши с модифицированными генами, и требуется очень много времени, чтобы их получить. А они необходимы, когда изучаешь функцию того или иного гена в живом организме.

Содержание лабораторных животных тоже стоит дорого и должно соответствовать международным стандартам: арендуется место в виварии со стерильными условиями, нанимается ветнадзор, фирмы, которые ухаживают за животными и помещением, выписывается специальный корм и т.д. 

Финансирование может идти из государственных или частных фондов. Или же исследования проводятся на средства, собранные населением в рамках различных кампаний.

Например, в Каталонии ежегодно проводится телевизионный многочасовой марафон, в ходе которого рассказывают о тех или иных заболеваниях и собирают деньги на их исследование. В Италии ассоциации по борьбе с раком организуют дни, когда продают по некоторой цене цветы или апельсины, и таким образом собирают пожертвования на науку.

Европейский институт онкологии в Милане. Фото facebook.com

Там же для граждан существовала возможность выбрать учреждение, в том числе и исследовательский институт, и платить в его пользу один из видов налогов (несколько евро от каждой заработанной тысячи).

Ради этого научные институты заказывали рекламу, которую запускали по ТВ. Кроме того, представители благотворительных организаций могут собирать деньги на исследования непосредственно на улице. 

Финансирование науки также зависит от экономического состояния в мире, оттого, какая партия у власти и как много средств она обещает направлять на науку. Но во всех странах деньги на голову с неба не падают, за них всегда идет конкуренция, их нужно искать самому.

А по зарплате, наверное, ученые нигде в мире не относятся к высокооплачиваемой категории граждан. Это не та сфера, где вы разбогатеете.

«Из-за конкуренции на Западе в науке больше молодых и активных людей»

Наука приносит творческое удовлетворение, но это довольно напряженная работа. Во-первых, эксперименты нельзя отложить в стол, поэтому ученые задерживаются до поздней ночи — без дополнительной оплаты, просто ради результата. А в моей отрасли еще и почти все выходные проводят на работе и отпуск иногда тоже не весь используют. С живыми культурами, вообще, как с детьми — нужно кормить и ухаживать постоянно. 

Система работы контрактная: работаешь несколько лет, а потом, как правило, ищешь другое место или уходишь из науки. С одной стороны, люди не защищены, многие квалифицированные специалисты впоследствии не могут найти работу, но позитивный момент — повышение конкурентоспособности лаборатории.

По этим причинам на Западе в науке больше молодых и активных людей, ведь работать в таком темпе до старости сложно. В лаборатории не бывает людей, которые просто просиживают время.

Лучшее в целом финансирование науки, бесспорно, ведет к более динамичной научной жизни. Чем больше реагентов может купить ученый, тем больше экспериментов он проведет.

Центр регенеративной медицины в Барселоне. Фото facebook.com

Что касается образования белорусских специалистов, то оно, по крайней мере в мое время, было на абсолютно высоком уровне. 

А вот что можно было бы изменить в белорусской науке, это упростить систему получения средств, в том числе из международных фондов, чтобы лично сам ученый меньше занимался бюрократией. Важно эффективнее учить английский язык, чтобы легко анализировать необходимую литературу по теме исследования.

«В Испании на разработку вакцины от коронавируса выделено 30 млн евро»

Сейчас в связи с пандемией нагрузка идет прежде всего на вирусологов.

На сегодня в ПабМеде, крупнейшей базе медицинских и биологических публикаций, уже около 1500 научных статей, посвященных коронавирусу, то есть работа идет интенсивная.

Ученые должны провести всю работу, начиная от расшифровки последовательности нуклеиновых кислот вируса (она уже прочитана и имеется в открытом для любого человека доступе в интернете), проверить, как вирус распространяется, переносят ли его домашние животные, разработать диагностические тесты, разработать и проверить вакцину и лечебные препараты (последним занимаются фармкомпании). 

Разработка вакцины идет во многих местах планеты. В Испании на это выделено 30 млн евро, чтобы обеспечить затем вакциной своих граждан. В США уже начали первую фазу клинических исследований, но их ученые считают, что еще год как минимум необходим для завершения испытаний, а потом еще нужно время на налаживания промышленного производства. 

Фото Tedward Quinn, unsplash.com

Почему для разработки вакцины нужно так много времени? Если грубо описать, сначала находят антиген, который вызовет иммунный ответ, безопасный для организма. Проверяют на животных. Затем начинаются клинические испытания на людях — сначала на очень небольшой выборке, смотрят, чтобы не было самых опасных последствий. Затем расширяют число участников и наблюдают за ними более детально и в течение большего периода времени. Затем еще увеличивают количество участников.

А тесты лекарств длятся намного дольше, годами. Но сейчас, в чрезвычайной ситуации, берут минимально возможную продолжительность наблюдений, причем, ее пройти нужно обязательно. И только постом будут налаживать производство, на что тоже потребуется время.

«Важно пересмотреть отношения человечества с природой»

Уже после эпидемии более детально и массово продолжат изучать биологию коронавирусов. Надеюсь, что, наконец, всерьез будет затронут вопрос о том, как предупредить эпидемии, хотя об этом стоило задуматься уже после проявления коронавирусов SARS и MERS. 

Нужно пересмотреть различные аспекты взаимодействия человека с дикими животными — их употребление в пищу в странах Азии, использование в нетрадиционной китайской медицине, охоту (в разных странах), содержание экзотических животных и другие факторы, которые могут повысить риск возникновения заболеваний.

Считается, что пандемия вызвана вирусом, который изменил свою генетическую структуру, что дало ему возможность «перекинуться» со своих естественных хозяев, диких животных, на человека.

Есть гипотеза, что коронавирус человека мог возникнуть после рекомбинации (обмена генетическим материалом) между вирусами летучих мышей и панголинов. Для этого два вируса должны были встретиться между собой или в дикой природе, или там, где по вине человека смешивается биоматериал разных видов диких животных. После такой рекомбинации вирусы могут получить свойство инфицировать нового хозяина.

Важен также вопрос: как справляться с пандемиями в эпоху глобализации. Например, отдельная заболеваемость MERS регистрируется ежегодно с 2012 года, но если она возникает в таких больших городах, как Ухань, связанных транспортным сообщением со всей страной и с остальным миром, то динамика распространения, конечно, ускоряется. Вообще, важно пересмотреть отношения человечества с природой.

Ученые остаются в тени, но нужно помнить, что спасение жизней невозможно без их исследований, причем не только в биологии, но и в других областях.

Наталия Лубневская

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?

8
любите родину мать вашу / Ответить
29.03.2020 / 13:39
усё хваляцца, што медыцынская структура ў Беларусі і іншых краінах бссср лепшая за заходнееўрапейскую, таму маўляў, і колькась заражаных каранавірусам тут у разы меньш. але ж у ЕЗ, не першы раз чытаю, вучоныя-медыкі працуюць над распрацоўкай вакцыны, на што вылучана аж 30 млн. еўра толькі ў Гішпаніі. а ў нас - "лепшай" па медычным крытэрыям, краіне, робіцца хоць нешта па распрацоўцы вакцыны? нешта не чуваць? хаця - адкуль, як на "барацьбу" з хваробай "адшкадавана" аж 1 млн. даляраў.
55
Зiма / Ответить
29.03.2020 / 13:42
Нiводнага сучаснага гишпанскага славутага навукоуца бiёлага няма. А зараз стала зразумела чаго. Сiстэма не лепш за нашую. Дый наогул у iх нешта не чуваць каб былi навукоуцы нобелеуцы.
48
Аверьян / Ответить
29.03.2020 / 13:49
Шмат літар, а я так не зразумеў чаму столькі ахвяр у Раманскім свеце?!
Показать все комментарии/ 13 /
Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, активируйте JavaScript в настройках своего браузера