15.04.2020 / 14:32

«Евгений, зачем вы паникуете?» Федута отвечает Прейгерману 18

Кризис? Президент нам такого не говорил. А для доверия между властями и обществом достаточно одного — чтобы люди получили возможность участвовать в пересчете бюллетеней на выборах. Отвечает на призыв Евгения Прейгермана Александр Федута.

Сейчас жанр «Наш ответ Прейгерману!» войдет в моду, подобно тому, как в 1920-е гг. в Советской России было модно отвечать Чемберлену. Но я вынужден обратиться с письмом в редакцию газеты «Наша Ніва» вовсе не на правах ее давнего автора, а на тех же основаниях, что и господин Прейгерман.

И он, и я никого в данном случае не представляем, поэтому находимся в совершенно одинаковом статусе.

И он, и я являемся сторонниками диалога. Только я — сторонник диалога между властью и оппозицией, а он — сторонник диалога между белорусскими властями и готовыми общаться с ними западными кругами. За первое у нас не раз били дубинками по головам и сажали на разный срок под стражу, второму радостно аплодировали и даже приводили на мероприятия высших должностных лиц государства. Но в данном случае мы оба — именно сторонники диалога.

Именно поэтому я прошу редакцию напечатать мое письмо.

Читайте также
Прейгерман: Белорусская государственность стоит перед серьезным испытанием

Уважаемый Евгений!

Мне жаль, что Вы поддаетесь панике, против которой выступают все государственные телеканалы в своих новостных программах и даже в специально снятой (на деньги налогоплательщиков?) рекламе.

Вы, не будучи врачом, предрекаете нам «экспонентный рост числа инфицирования» коронавирусом. Откуда у Вас такая информация? Министр здравоохранения призывает черпать ее исключительно из проверенных источников, а как раз проверенные источники — то есть, его заместители, его пресс-служба, государственное информационное агентство и, наконец, лично глава государства утверждают, что все под строжайшим контролем и бояться нечего.

Другое дело, что им не очень верят, о чем свидетельствует в том числе самомобилизация гражданского общества, появление волонтерских групп, бросившихся обеспечивать врачей (которые, судя по бравурным отчетам ведомства г-на Караника, у нас обеспечены всем) самым необходимым. Вы не считаете, что Вы рискуете? Ну ладно, нам не привыкать, но Вас искренне жаль: президент приказал разобраться с паникерами и распространителями фейков.

Далее Вы говорите об экономическом кризисе «в сегодняшнем положении тотальной неопределенности». Честно говоря, я не слишком понимаю, что именно является «тотально неопределенным».

Читая — как, впрочем, и Вы — не только белорусские сайты, я вижу как раз абсолютную определенность — от Китая до США, от Франции до Польши, от России до Украины. Я вижу, как власти принимают решительные шаги по спасению частного сектора экономики, причем это шаги разнообразные, в каждом государстве — свои. Совпадают они в главном: малый и средний бизнес должен получить поддержку, сбережения граждан должны быть сохранены и должны сохранить свою покупательную способность. Ради этого выплачиваются внеочередные пособия — причем выплачиваются всем, за государственный счет. Объявляется мораторий на любое повышение стоимости государственных услуг. Вводится контроль за ценами — причем не только на маски и дезинсептики.

У нас пока обсуждается вопрос, стоит ли вводить отсрочку на уплату аренды для бизнеса, а заодно отдается распоряжение не задерживать в медицинских учреждениях инфицированных свыше пяти—семи дней — и это при сроке активности коронавируса в две недели. Вероятно, это делается для того, чтобы не оплачивать больничный работникам государственных предприятий и учреждений. Так что — никакой неопределенности, не так ли?

А что касается неопределенности «экономического будущего» мира, то тут Вы, разумеется, правы. Никто не знает, сколько нас останется и в каких именно отраслях.

И третье — кризис системы международных отношений. О нем Вы пишете с полным знанием дела, причем особо обращают на себя внимание следующие строки: «Теперь трансформация может идти значительно быстрей и, соответственно, может стать более опасной».

Именно потому, что в данном вопросе я считаю Вас вполне компетентным, хотелось бы понять, какая именно трансформация нам угрожает сегодня? Россия попытается окончательно нас поглотить? Европа вознамерится нарастить санкции по отношению к нам? Или Беларусь просто выпадет из мировой повестки, а потому у нас не будет возможности униженно просить помощи ни у Запада, ни у Востока? Но Вы описали эту третью опасность настолько обтекаемо, что Вас можно принять за премьер-министра Румаса, обсуждающего со своим российским коллегой (уже бывшим) «дорожные карты интеграции»: полная, говоря Вашим языком, тотальная неопределенность!

Я благодарен Вам за то, что Вы заговорили не только об ошибках оппозиции, но и об ошибках власти. В критике ошибок оппозиции я успел набить себе столько шишек, что уже даже не ощущаю, когда коллеги по демократическому лагерю поливают меня грязью. Но и в отсутствии критической позиции по отношению к власти Вы меня обвинить тоже не можете. В этом вопросе я вижу, что мы являемся единомышленниками.

Именно поэтому обращаюсь к Вам, Евгений, с просьбой. Когда, в ожидании предсказанной Вами «беспрецедентной турбулентности», Господин Власть напишет Вам ответное письмо, в котором поддержит идею гражданского мира в Беларуси, не сочтите за труд ознакомить нас с его содержанием. Мы все — я о частных лицах, вроде нас с Вами — с радостью подставим не подножку, а плечо родному государству. Напомню: в 2017 году — аккурат накануне юбилея года «беспрецедентной турбулентности» известный журналист и общественный деятель Иосиф Середич предложил провести «круглый стол» между оппозицией и властью, чтобы обсудить наиболее животрепещущие проблемы. Господин Власть обещал подумать. Прошло почти три года.

Надеюсь, Вы получите ответ значительно раньше. Может быть, Вас даже пригласят, чтобы узнать, что нужно сделать для атмосферы доверия и гражданского мира. Многого предлагать не нужно, тем более, что многое — это, говоря Вашими словами, «неприятное для одной из сторон». Тогда просто предложите, чтобы наблюдатели и журналисты во время подсчета голосов могли находиться непосредственно у столов с бюллетенями и в случае сомнений — ну, ради укрепления атмосферы доверия — получить возможность участвовать в пересчете бюллетеней. Причем не по усмотрению комиссий, а в обязательном порядке.

И больше пока ничего не просите. По крайней мере, для меня как для частного лица.

С уважением
Александр Федута.

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?

NN.by

8
Васіль / Ответить
15.04.2020 / 14:03
Фядуту не люблю за мінулае, але тут ён Прэйгермана размазаў прыгожа.
0
litwin / Ответить
15.04.2020 / 14:09
[Рэд. Выдалена]
7
Мордехай В. / Ответить
15.04.2020 / 14:29
Я вось абодва артыкулы не чытаў, але адкаментую.
Напэўна, Прэйгерман прапаноўваў жыць дружна, быць канструктыўнымі ды сплаціцца вакол якога-ніякага, але дэ-факта нацлідара перад жудаснымі знешнімі пагрозамі. Быццам, кола вынайшоў. З 2006, калі гэты клязьмер упершыню загралі, ужо тузін быў такіх Прэйгерманаў... Дарэчы, дзе яны?

Xінт: зараз як раз той самы момант, калі знешніх пагроз няма. Наогул няма. Зараз кожны сам-насам са сваімі шкілетамі. Знешнія пагрозы вернуцца, калі крызіс пройдзе, але тады нумар першы пабяжыць  з пагрозамі цалункацца. Ён толькі з дыстанцыі грозны.

Чаго ж эксперт панікуе? Без працы баіцца застацца.
Бо ў крызіс увесь гэты нішавы маркетынг будзе секвестыраван першым. А масавы прадукт можа вунь Азаронак-мал. лабаць, класа блізка ды ідэялагічна вытрымана.
I гэта правільна - які заказчык, гэтакі і кантэнт.
Показать все комментарии/ 18 /
Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, активируйте JavaScript в настройках своего браузера