40-летний подполковник военной академии Руслан Ушаков находится с коронавирусом в военном госпитале. Мужчина в тяжелом состоянии, Его подключили к аппарату искусственной вентиляции легких.

Родные и друзья опубликовали его историю, чтобы найти доноров на плазму II группы крови (резус+). Эмоциональное обращение в инстаграме блогерши Ирины Яблонской (Кабасакал) получило много перепостов. Руслан Ушаков приходится крестным отцом ребенку Яблонской.

Однако эта история приобрела неожиданное продолжение после поста в телеграм-канале Нехта. Семью офицера разгневало, что вокруг ее мужа начинают накручиваться фейки.

«Шокирует происходящее с подполковником Русланом Ушаковым […] — он попал в больницу 19 апреля, […] когда жена военнослужащего обратилась в СМИ, чтобы найти донора плазмы, то довольно быстро на связь с семьей вышла женщина, чья кровь бы подошла, но […] представители Минобороны сказали, что нужды в ее крови нет, мол: среди военных никто болеть не может, — сообщалось в популярном телеграм-канале. — Семью начали запугивать и угрожать увольнением, дома у мужчины остается жена и дети, […] положительный результат теста на COVID-19 и у матери военнослужащего», — утверждал Нехта.

Может ли такое быть, что Минобороны блокировало переливание крови офицеру?

«Наша Нива» связалась с женой Руслана, Жанной Ушаковой.

Женщина разъяренная — она не понимает, откуда могла взяться такая интерпретация событий.

«Я не знаю, откуда это взялось! У меня нет [телеграм] каналов этих, я там не зарегистрирована, я не обращалась в СМИ. Только Ирина ставила в свой инстаграм призыв сдать кровь для плазмы, чтобы побудить людей сдавать плазму в принципе. Ведь банк же там общий, нельзя сдать именно моему мужу. Заявка оформлялась от военного госпиталя, и плазму, я думаю, уже нашли.

Но я в бешенстве, читаю, что у мамы моего мужа положительный тест на коронавирус… ну простите, но она уже 14 лет лежит в гробу, у нее положительный тест?! Не знаю, что он скажет на это, когда поднимется.

Я не могу сказать плохого о врачах, что на Руслана плюнули, или что-то такое. Все помогают! В больнице очень чуткие и душевные люди, я всегда могу обратиться к докторам, спросить о состоянии своего мужа, я знаю, как он себя чувствует в любой момент, мне обидно, что такое написано. У него положительная динамика: врачи стараются, и он старается. Он сильный мужик.

Опять же, в больницу он попал не 19 апреля, он тогда еще работал и не думал ни о какой болезни, в больницу он попал 28-го.

Сама я чувствую себя приемлемо, только температура прыгает туда-сюда, сегодня у меня был доктор, прописал антибиотики, завтра будут делать тесты. На той неделе не делали, я это связываю с тем, что были выходные».

Нет уверенности, что переливание плазмы людей, которые выздоровели от COVID-19, помогает, Но в тяжелых случаях белорусские врачи идут и на такую терапию. Они позаимствовали эту практику от китайских коллег.

Объявления в социальных сетях о поиске доноров плазмы имеют мало смысла. Дело в том, что людей, которые выздоровели от коронавируса, пока не так много, и база данных о них и их группах крови есть у санслужбы. И медики сами целенаправленно обращаются к тем, чья кровь может спасти другого человека. Впрочем, людей в соцсетях, как и Ирину Яблонскую, можно понять. Так они пытаются выразить свою солидарность и сострадание с теми, кого зацепила пандемия.

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?