Я прожила в Беларуси семнадцать лет, и это моя страна. Следила за событиями еще до выборов, когда только начали появляться те, кто хотел зарегистрироваться в кандидаты в президенты. Уже тогда обстановка накалялась, стало неспокойно. Пострадали даже те, кто просто стоял в очереди в магазин национальной символики…

Я лично знаю людей, которые хотели стать наблюдателями на выборах, но не проходили в состав комиссий — ни один из моих знакомых туда не прошел. Это тоже нагнетало обстановку. Но то, что случилось потом, — мне вообще было сложно представить такое.

Беларуси нанесен огромный имиджевый удар. Если раньше были какие-то усилия дипломатов, они рассказывали о нашей стране как о безопасном и красивом месте в центре Европы, то теперь все старания сведены на нет. Иностранные СМИ наполнены репортажами и фотографиями, которые вызывают настоящий шок. Кто после такого захочет ехать в Беларусь?

Кстати, швейцарский борец, приехавший на сборы в Минск, решил прогуляться по городу и тоже попал в переделку. Провел 6 суток в ИВС. Но ему повезло, когда поняли, что иностранец. Еще легко отделался… Вмешался министр иностранных дел Швейцарии, Макей вроде бы посодействовал.

Конечно, слежу не только за местными СМИ, но и за белорусскими. Слышала версию, что выходящим на митинги платят по 30-60 рублей. Но когда я видела девушек в белых платьях с цветами, которые таким образом оказывали поддержку соотечественникам, чисто психологически я была солидарна с ними.

Некоторые говорили, что лучше не вникать в происходящее, потому что это очень тяжело, а я мама и у меня маленький ребенок. Я принимаю эту точку зрения как поддержку, но я просто не могу безучастно смотреть на то, что происходит, не могу абстрагироваться — я живой человек.

А еще мне обидно, что до выборов россияне выставлялись чуть ли не врагами, которые с помощью своих кандидатов в президенты хотели лишить Беларусь независимости. Потом, правда, мы снова стали лучшими друзьями, которые должны жить вместе — на общей земле от Владивостока до Бреста. Как все запутано, да?

Для меня очевидно, что наши люди не хотят насилия. Они выходят исключительно на мирные протесты — об этом говорят мои знакомые и друзья. Люди лишь требуют справедливости. Они не делают ничего плохого, они просто выходят на улицу — а против них ОМОН и военные.

Кажется, сейчас многие боятся пострадать за то, что публично выскажут собственное мнение. Но я сейчас говорю, потому что я белоруска, мой сын — белорус.

Заметила, кстати, за собой в последнее время, что, когда у меня спрашивают, откуда я, отвечаю: из Беларуси. Потом, правда, добавляю, что родилась в России, и там сейчас живет моя семья. Но в душе и в сердце я давно белоруска, и мне не все равно, что происходит в моей стране. Я поддерживаю свой народ. Считаю, все изначально можно было решить мирным путем.

Отсутствие диалога — это путь в никуда. Это инициирует еще более массовый протест, белорусы только озлобляются. Самое страшное, что все больше людей теряют веру в законность. Поэтому нам очень нужен диалог.

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?