После воскресного марша стало известно об избиении актера РТБД Ильи Ясинского. Он попал в больницу с переломами.

Читайте: «На каталке возил сотрудник РУВД». Избитый при задержании актер фильма «Купала» с переломом лежит в больнице

Вчера театр посвятил ему спектакль и вместо персонажа Ясинского выкатил на сцену инвалидную коляску. Хотя бывший ведущий актер театра Андрей Новик считает, что, узнав о Ясинском, вообще не стоило выходить на сцену. «Наша Нива» поговорила с двумя уволившимися актерами РТБД.

Николай Стонька уволился 5 ноября, после того как понял, что больше не может работать в условиях оказываемого на театр прессинга.

«Министерство культуры и раньше цензурировало театр, но после выборов прессинг усилился. Мы этому противостояли как могли, но ситуация становилась все хуже. И мы придумывали, как выразить свою гражданскую позицию — у нас были «творческие» знаки солидарности в спектаклях или на поклоне, и зрители их понимали, — нам запрещали то одно, то другое, то третье.

На премьерных спектаклях сидела цензор из министерства. Она смотрела, записывала что-то в блокнотик, а потом подходила к художественному руководителю или директору и говорила: «Ну давайте без этого, это лучше убрать, а вот это лучше сделать так-то».

Николай говорит, что после увольнения Андрея Новика Министерство культуры предупредило театр, что на постановки будут приходить контролеры и следить за тем, чтобы ни в начале, ни во время, ни после спектаклей не было никаких «политических высказываний». 

«Я понял, что не могу выйти на сцену и вообще ничего не делать. Выступление перед контролерами было бы сделкой с совестью. Даже при том, что я выражаю свою позицию за стенами театра и все и без того понимают, что я не ябатька. Я подумал: что я отвечу племяннику, если он спустя десять лет спросит, как я мог с этим соглашаться и продолжать работать? Конечно, я мог попросту наплевать на контролеров, меня всё равно уволили бы, но я не хочу, чтобы мои действия негативно повлияли на театр: из министерства нам неоднократно передавали, что РТБД могут закрыть на раз-два, мол, мы не Купаловский, не первый национальный, поэтому сделать это еще проще».

Андрей Новик принял решение уволиться после объявления Всеобщей национальной забастовки. «Соответствующие мысли были и раньше, но решение пришло 27 октября, когда я ехал на репетицию. В Гродненском драмтеатре тогда уволили режиссеров, в том числе заслуженного артиста. Как раз тогда выступил с обращением Новый драматический театр. В Оперном пели «Магутны Божа». Иного выхода у меня не было: бастовать я не мог, так как это означало бы подвести еще 120 человек. Каждый должен делать выбор сам, но и выполнять свои профессиональные обязанности в такой ситуации я больше не мог».

Андрей считает, что сейчас нужно высказываться, поддерживать всех, кто совершает поступки, мотивируя других, которые еще сомневаются и не сделали выбор.

«Высказывания через сцену сейчас не работают. Во-первых, мало зрителей: если в зале тридцать человек, то это уже хорошо. К тому же, все попытки что бы то ни было изменить в спектакле либо на что-то намекнуть у нас были запрещены министерством под угрозой закрытия театра. Наконец, не все спектакли можно считать актуальными, некоторые сегодня совершенно стыдно играть: когда людей увольняют, театры разрушают, студентов выгоняют, нельзя делать вид, что мы, мол, тоже с вами, но пойдем на работу».

О своем решении актер не жалеет: «эти три месяца до увольнения я мучился, мне было больно на репетициях, я не мог переключиться и работать так, как работаю обычно. А уволившись, я выдохнул, мне стало легче. Когда придет время вернуться, я вернусь в совершенно другой театр и буду делать то, что считаю нужным для культуры, общества и страны».

Более того, Андрей говорит, что если бы не уволился тогда, уволился бы после избиения Ильи Ясинского.

«После того как твоего коллегу покалечили, это позор — выходить на сцену, даже если ты посвящаешь ему спектакль. Я думаю, театр должен был сказать: «Нет! Мы не будем работать». Хотя я и знаю, что каждый там делает для победы то, что может».

«В нашем коллективе все верят, что перемены наступят, что в любом случае мы победим. Каждый думает, что он мог бы для этого сделать. И хотя психологической усталости никто не отменяет, в основном настроение в театре позитивное», — подытожил Николай Стонька.

Смотрите также: Ток с экс-купаловцами

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?