Про пауэрлифтера Сергея Шабанова мы писали в июле. Парень тогда работал тренером в Белорусском государственном университете физической культуры. Но после того как отказался подписываться за Лукашенко, вынужден был уволиться.

Недавно Сергей вышел из изолятора, где отсидел 15 суток за «хулиганство» по совсем другому делу. Он рассказал, как за решеткой обращались с мужчиной, плюнувшим в корреспондента БТ, и как Барановичи перестали быть хорошим местом.

Фото со страницы «ВКонтакте»

Задержали парня утром 30 октября возле «Минск-Арены», где в то время проезжал кортеж Лукашенко. Сергей показал знак «V» машинам, сигналившим в пробке, за что и оказался в бусике. Буквально за 30 секунд до него задержали мужчину, который показал кортежу большой палец вниз.

«В Центральное РУВД меня привезли ребята, немного погладив по грудной клетке. Назовем это так, с учетом того, как били людей 9-11 августа», — говорит пауэрлифтер.

Суд состоялся в тот же день и занял 10 минут. Ни близких, ни адвоката не предупредили: о пятничном заседании они узнали только в понедельник. Согласно протоколу, Сергей «оскорбительно приставал к гражданам, из хулиганских побуждений размахивал руками и демонстрировал неприличные жесты транспорту». Судья Центрального района Юлия Густырь посчитала это достаточным, чтобы выписать 15 суток.

Ночью парня на УАЗике увезли на Окрестина.

«Я ехал с Алексеем, который плюнул в лицо корреспонденту БТ. Вот его дико избили, минут 40 пытали электрошокером: у него ожоги остались, лицо разбито. Он вообще в шоке был,

— делится Сергей. — Мы с Алексеем в шестиместную камеру попали. Не ели весь день, но там одному человеку передачу принесли, и нас немного покормили — орешками, печеньем. Камера выглядела так же, как в выпуске на СТБ. Только мы не имели права сидеть на матрасах, скручивали их днем, а окна было невозможно открыть. Батареи палили, и было очень жарко, мы наполовину раздетые ходили. В целом нормально.

Но к Алексею тюремщики все время приходили пообзывать. Открывается дверь: «Ну что, верблюд, думал, мы тебя не найдем? Как тебе сидится?»

Ему дали 25 суток (за 23.34 и 23.4), и на него еще был составлен протокол по статье 17.1».

В камере с ними также был журналист «Белсата». При задержании ему повредили руку, он три дня просил оказать помощь, но все тщетно. Наконец написал на клочке туалетной бумаги заявление на имя начальника ЦИПа об объявлении голодовки. Дежурный взял ее только потому, что не знал, что это. Журналиста свозили в больницу (там диагностировали повреждение связочно-суставного аппарата плеча) и вернули в изолятор.

После Сергея перебросили в Барановичи.

«Там устроили коридор ада: мы все сильно испугались, когда увидели это. Нас не били, но лаяли собаки, сотрудники угрожающе размахивали дубинками и заставили нас бежать.

63 человек бросили в камеру на 18 мест. В течение несколько часов оттуда выводили по два, по пять человек и распределяли по камерам.

По ночам в Барановичах сейчас не выключают свет, хлопают дверью.

В один из дней была какая-то проверка. И благодаря ей нас впервые и на прогулку вывели, и покурить дали, и в душ пустили. Как только товарищ, который проверял, уехал, все это закончилось. Повод задуматься над тем, кто жестит. Это приказ или те, кто там работает, просто ленятся выходить из своих «каптерок»? Мы были как букашки в террариуме, которых просто кормят, чтобы не сдохли».

Среди сокамерников Сергея были отец пяти детей, владелец магазина обуви, руководитель отдела ИТ-компании, студент-фельдшер.

После суток пауэрлифтер пропадает в зале — нужно тренировать клиентов и заниматься спортом самому. Говорит, как уволился из университета, ему поступило много предложений, но он решил работать на себя.

«Моральную поддержку оказали такую, что я за неделю на подъеме открыл ИП, нашел клиентов, что не особенно легко было в условиях пандемии, и начал работать на себя.

От денежной помощи стал отказываться. Говорил: поберегите, еще пригодится другим. Это оказалось просто для 23-летнего человека найти, где и как заработать», — сохраняет Сергей оптимизм.

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?