73-летняя Валентина Щербо — одна из тех, кто поставил подпись под обращением спортсменов в поддержку Александра Лукашенко. Сам шестикратный олимпийский чемпион по спортивной гимнастике, который сейчас проживает в США, сделать это отказался. Валентина Николаевна в эмоциональном монологе объяснила «Нашей Ниве» свою мотивацию.

Валентина Щербо получает пенсию 411 рублей. Говорит, на все хватает.

«У меня уже три месяца такое возмущение, [с того времени] как пошла эта Дарья Домрачева и другие. И все молчат.

У нас же всего пару человек этих предателей.

Столько было всего вложено во всех них! Я знаю, какие они стипендии получали именно от Александра Лукашенко. Я тогда еще немного крутилась в спортивной сфере.

Я видела стипендии и думала: ничего себе! И я уверена, что эти стипендии они получали по сей день. Как так можно?! А какие были сборы в Стайках! Какое было питание! Я была просто шокирована. Да им просто нужно молиться.

Какой же он (Лукашенко. — «НН») молодец! Как только он стал президентом, то Виталий сказал: «Как хорошо, что именно этот человек наш президент. Он просто очень правильный». Как можно плевать на этого человека? Он же курица, которая несет золотые яйца. У меня в голове это не укладывается!

Когда я увидела в интернете, [что пишут о Лукашенко,] — хотя им и не очень пользуюсь, — то с меня семь потов сходило. Я бы им ответила всем, но у меня нет интернета, я им не умею пользоваться. Я бы ответила еще тогда, когда только зарождалось. Неужели вас всех купили? Я уверена, что им либо заплатили, либо что-то личное.

Почему мой сын уехал в США? Что, от хорошей жизни? Потому что такие спортсмены, которые ничего не достигли в жизни, его обокрали, вскрыли его квартиру.

Потом Лукашенко дал Виталию заслуженно новую квартиру в элитном доме. Мне позвонила Ира, его жена, говорит: мама, приезжайте. Я из Масюковщины приехала, Ира вся белая. Она была с подругой, но та отошла. Останавливается черный автомобиль, выскакивают хлопцы, берут коляску: «Давайте с нами проедем». Но там прохожих много было — и они просто зассали, извините. И они убежали, даже номер никто не запомнил. Хотели выкуп за дочь Кристину, что же еще?!

Это и подтолкнуло Виталия уехать, они уехали буквально за месяц. Это что, не причина? Если бы не эти два случая, Виталий никогда бы не уехал с родины. Он говорит: «Какая у меня ностальгия! Но не могу бросить свой бизнес, мне нужно думать о семье, о зарплатах своим людям».

Виталий и Валентина Щербо. Фото из ok.ru

У меня много знакомых в спортивной гимнастике и говорят мне: «А что мы можем сделать?» Ё-мое, ну вы тренеры или нет? Я с Тоней Кошель говорила, она мне: «Я вне политики, ничего подписывать не буду». Ёлки-палки, вы люди или нет? Неужели у вас смелости и патриотизма не хватает заявить о вашем мнении? А то все ориентируются только на тех, кто плюнул в лицо нашей власти. Плюнули и еще всякие гадости говорят. Как так можно?

Я Виталику говорила, что такое письмо написали. «Мама, ты же знаешь, что я вне политики, ничего я не буду подписывать, у меня голова за бизнес болит». — «Сынок, я хочу подписать, ты не против?» — «Нет, конечно, как хочешь».

Он только сказал, что хочет, чтобы я себя берегла от вирусов разных.

Но никакой пандемии нет, коронавируса нет, и я об этом знаю, и Виталик. Этот вирус у нас только в головах. Я это могу всем доказать.

Я верующая, у меня есть связь с Богом не на физическом, а на эфирном уровне. Я если что-то задумала и ложусь спать, то вижу сон и знаю, как его разгадать. Мне пока снятся очень хорошие сны. Над Александром Лукашенко есть сильный оберег. Я сама лично в трех церквях в начале ноября заказала сорокоуст, не пожалела своей пенсии.

Я молюсь, у меня есть портрет Лукашенко, Я молюсь на него. Утром и вечером. И за всех нормальных людей. И даже за эту толпу молюсь. Мне их с одной стороны жалко, но с другой — у вас у всех же есть голова…

У меня есть знакомые, которые агрессивно — за котлетную ту (видимо, речь о Тихановской. — «НН»). Я высказываю мнение, но лояльно, любя, а они как зомби. Но я знаю, что есть массовый психоз, который через интернет передается. Я сама, после того как интернет почитаю, то у меня так давление повышается, что я думаю: а может, это правда? Идет одурачивание людей.

У меня есть сосед по даче. Я еще думаю, А чего же ты так выступаешь против? Его жена, которая за Лукашенко, рассказала: «Оказывается, у него дед был полицаем, а отец — куркулем». Так они его и воспитали, в таком духе. Но я так была довольна, когда он поехал в воскресенье в частный стоматологический центр, а домой попал только в восемь вечера. Наконец до него дошло! Если я даже и ошибаюсь в каких-то мелочах, то время всё расставит.

Про Левченко я знаю очень много, ничего мне о ней не говорите. Я всё знаю, но ничего озвучивать не буду.

От Даши Домрачевой такого я не ожидала! Если бы у меня были такие дети, как у нее брат, который вышаривался по этим протестам… Я знаю, какой это парень, очень даже хорошо. Жаль, что сестра не отучила его от плохих привычек».

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?