Фото Надежды Бужан. 

Протестные настроения в белорусском обществе возникли не внезапно, к ним подвела цепочка событий, влиявших на настроения и уровень доверия. Но катализатором стал уровень насилия со стороны силовых структур в первые дни после выборов президента. Социолог Андрей Вардомацкий презентовал результаты последнего исследования, которое показывает причины и особенности белорусского протеста, пишет TUT.BY.

Мониторинговое исследование проводилось с сентября 2020 года Белорусской аналитической мастерской Андрея Вардомацкого посредством фокус-групп. Упор в таких исследованиях делается не на количество и репрезентативность, а на глубину проработки интервью. «Задача в том, чтобы получить сам список мотивов, отношений или оценок, которые существуют в массовом сознании», указывает социолог.

Что привело к росту протестных настроений?

К росту протестных настроений в белорусском обществе вели несколько факторов, постепенно повышающих градус недовольства.

Начиная с декабря прошлого года ускорился рост числа тех, кто оценивал экономическую ситуацию как плохую. В конце марта — начале апреля он достиг 61% против 38% на стыке 2019 и 2020 годов. Позже выросла степень недовольства реакцией правительства на ситуацию во время эпидемии коронавируса. Как известно, тогда же началось масштабное движение помощи медикам, дав его участникам опыт самоорганизации.

— Экономическое самоощущение, можно сказать, — порох, а ковид — бикфордов шнур. Они породили этот взрыв, — комментирует социолог, руководитель Белорусской аналитической мастерской, профессор Андрей Вардомацкий.

Следом за событиями, тесно связанными с первой волной эпидемии коронавируса, произошла резкая смена медиаповедения белорусов, что сказалось на уровне доверия к прессе.

Доверие к госСМИ стало опускаться, в частности оно изменилось с 17% в марте до 4,2% в июле, а к негосударственным изданиям, наоборот, стало расти, увеличившись с почти 13% в марте до 27% в июле.

Такое же явление социологи наблюдали в период «маршей нетунеядцев» в 2017 году, отмечает эксперт.

Видит социология в происходящем и две более глобальные причины. Это изменение образовательной структуры населения. За период в 20 лет почти в 2 раза увеличилось число людей с высшим образованием. При таком уровне образования населения авторитарные режимы невозможны, указывает Вардомацкий, ссылаясь на глобальные исследования.

Оказывают влияние и изменения в структуре экономики: сокращение значимости транспортно-сырьевой составляющей и усиление роли интеллектуальных производств, развитие технологий. Это не может не отражаться на общественном сознании и ценностной иерархии.

А что было самой причиной выхода людей на улицу?

Список событий и явлений, которые вызывали недовольство у части общества, накапливался. Это, как говорилось выше, недовольство действиями правительства во время эпидемии коронавируса весной, явления и события, происходившие во время президентских выборов, непосредственно сами выборы и их результат.

Но абсолютной доминантой стала жестокость поведения силовиков. По данным социолога, около 60% могли бы смириться с фальсификацией выборов, если бы не брутальность действий силовых структур.

Фото Надежды Бужан. 

Протесты продолжаются почти четыре месяца. Почему протестующие не сдались?

Социолог выделяет пять параметров, которые характеризуют поведение и мотивацию протестующих. Один из них — это сдвиг болевого порога. В конце весны Сергей Тихановский говорил о том, что получить 15 суток не страшно, что это можно пережить, вспоминает Андрей Вардомацкий. Как видно из более поздних событий, все больше людей готовы отстаивать свои интересы и права, даже зная, какую за это придется платить цену: возможные избиения, штрафы и аресты, потеря работы.

В то же время происходили связанные с первым параметром трансформация страха в гнев и ориентация на долгоиграющий протест. У части общества, настроенной на достижение перемен, есть осознание, что это не произойдет одномоментно, поэтому они не сдаются после разгонов.

— В социальной психологии протестующих изменилось восприятие неудачи сегодняшнего дня, которая заключается в том, что неудача сегодняшнего дня порождает не апатию, а мотивацию выходить еще и еще.

В то же время участие в акциях протеста воспринимается как психологический позитив и энергетическая подзарядка. Акции служат эмоциональной подпиткой для участников, что непривычно для протестов.

— В мире основная цель выхода — это что-то негативное, сказать «нет» экономической политике правительства, экологической, образовательной.

В белорусском случае функция выхода сменилась. Доминанта заключается не в негативной части выхода, а позитивной. Для людей выход является психологически необходимым, как подзарядка и приобретение позитивной энергии от окружающих людей и от самого события. В этом особенность белорусского протеста.

Фото Надежды Бужан. 

Пятая характеристика — это отсутствие лидера. Традиционно в подобных движениях была социально-психологическая потребность физического присутствия его лидера. В Беларуси потенциальные или реальные лидеры «исчезали в переулках белорусской юридической системы», что изменило отношение к самой этой роли.

Потребность в физическом присутствии лидера на месте событий исчезла. Это породило самоорганизацию и феномен плавающего лидерства. Это же позволяет признавать лидерами тех, кто находится далеко.

Можно ли говорить о разделении общества?

Социолог обозначает четкое разделение двух социальных групп: поддерживающих власть и сторонников перемен. Он выделяет полную взаимонепереходимость их ценностных систем, из-за чего сторонам сложно слышать друг друга и находить аргументы, способные убедить.

— Сторонники существующего официального истеблишмента имеют шкалу сравнения с 90-ми годами и на этой основе осуществляют весь круг сравнений. А сторонники перемен и их шкала — это сравнение со странами по периметру на сегодняшний день, — комментирует социолог.

Фото Надежды Бужан. 

Важнейшим отличием исследование показало психологическую необходимость участвовать в процессе принятия решений у сторонников перемен. У сторонников действующей власти такая потребность отсутствует.

К чему все это ведет?

В результате событий последних месяцев происходит трансформация типа национальной идентичности, отмечает Андрей Вардомацкий. Если в начале года это был территориально-государственнический тип (когда общим с людьми одной национальности значительная часть называет территорию, землю и государство), то сейчас он дополняется политически-гражданской компонентой.

Характеристики белорусского протестного движения, как следует из результатов исследования, то есть отсутствие потребности в лидере, опыт и усиление самоорганизации, желание принимать участие в принятии важных для общественности решений можно рассматривать как процесс подготовки общества к переходу в состояние, когда общество будет готово к построению, например, парламентской республики.

Это говорит об отдалении от патернализма и одного центра принятия решений.

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?