30 ноября в квартиру Ильи Рокача позвонил милиционер. Илью отвезли в РУВД, оттуда — на Окрестина. А на следующий день суд назначил ему штраф. Поводом стал бело-красно-белый флаг, висевший на лоджии в квартире Рокача.

Ілья Рокач

«Наша Нива» поговорила с Ильей о задержании и его отношении к событиям в стране. 

«Я бывший сотрудник Центрального РОСК Минска. И всех сотрудников РУВД Центрального района я знал.

Когда наш «гость» из милиции позвонил в дверь, я сначала подумал, что это сосед. Он был в маске — не в балаклаве, а «антиковидной» — но по глазам я узнал, что это знакомый участковый. Фамилию называть не буду. Он пришел за мной — что же поделаешь, таков его выбор.

Он узнал меня, говорит: «О, привет!» — вспоминает Илья. — Я спросил, зачем он пришел. Ответ был: «Из-за вот этого вот». Мол, из-за символики. Говорит, давай, поехали.

Я сказал, что не поеду. Тогда участковый сообщил, что заберет мою жену и мы с ней вдвоем поедем. Я сделал простой вывод, что поеду лучше один».

Рокача вывели во двор, на «бобике» отвезли в РУВД Центрального района. Его «гость» приехал туда же на другой машине.

«Он составил на меня протокол о привлечении к административной ответственности. В нем говорилось, что я «в неустановленное время проводил публичное массовое мероприятие, а конкретно — пикет на балконе. Пикет проводился путем выставления флага бело-красно-белого цвета на стекле балкона».

Я над этим громко посмеялся, — говорит Илья. — Для меня как для юриста это было дико, ведь пикет как понятие должен быть в публичном месте. Если бы я хотя бы открыл окна и там, допустим, скакал с флагом и кричал лозунги — ну тогда еще ладно, может быть. Но ведь у меня закрытая лоджия, это даже не балкон. Это просто часть квартиры, а не публичное место. Ну и как они решили, что проводил пикет, но не смогли установить когда? «В неустановленное время» — это когда? Июнь, август, сентябрь? Или позавчера?

Естественно, я написал, что с протоколом не соглашаюсь. Обратил внимание на все нарушения также: что мне не предоставили копию протокола, личный обыск провели без понятых.

И меня отправили в дежурную часть — в камеру. Там я просидел до 3 часов ночи без воды и еды. Потом перевезли на Окрестина».

Особого отношения к себе Илья Рокач не заметил ни в РУВД, ни на Окрестина. То, что он бывший следователь, не повлияло ни на что.

«Многие сотрудники РУВД узнавали меня. Спрашивали, что я там делаю. Я отвечал: 23.34, политическая статья. Они посмеивались, мол, «а, ты за «этих».

Вот что я бы отметил: что идет постепенное разделение на «тех» и «этих». У некоторых милиционеров, которые говорили, что я «из этих», я пытался выяснить: а кто такие «эти»? Но адекватного ответа так и не получил — рассказывает Илья Рокач. — На Окрестина ко мне относились нормально по-человечески, конвоиры даже были вежливы».

1 декабря Рокача судили. Рассматривал дело судья Александр Петраш, известный тем, что участникам маршей почти без исключений раздает сутки.

Но Илья получил штраф в 30 базовых.

«С учетом того, что происходит в стране, я ожидал какой угодно результат. Относился к этому как к жизненному этапу, который нужно пройти — ну, если сутки, то что ж поделаешь. Адвокату я сразу сказал, что если будут сутки, то приговор обжаловать не буду.

Может, я как-то это запрограммировал и судья Петраш меня внутренне смог услышать? — говорит Рокач. — У меня сейчас родители и младший брат болеют «короной», я их финансово поддерживаю.

Но я почему-то чувствовал где-то внутри, что дадут мне 15 базовых и в три часа я выйду из ИВС. Дали в итоге 30 базовых и отпустили в 4 часа. Тоже неплохо».

Снимет ли теперь Илья флаг с лоджии? «А вот не знаю, подумаю», — смеется Илья.

Он говорит, что из всех этих событий основной вывод таков: прийти могут к каждому.

«Я с 4 по 11 класс ходил на олимпиады по истории, прекрасно знаю, что такое бело-красно-белый флаг. И слова про этот флаг и фашистов — ну камон, ребята! Элементы «Погони» есть и на гербе Сапег — но остатки замка в Ружанах не разрушают же сейчас.

Поэтому для меня после этих судов все еще непонятно — как и зачем можно задерживать людей за флаги?», — говорит Илья.

Рокач работал следователем с 2016 по 2019 год. Сейчас ему 25, он работает заместителем директора юридической фирмы и «плотно в айти».

«Я работал следователем с 20 лет. Уволился в 2019. В начале у меня были свои идеалы, мечты. Я учился, получил степень магистра, готовил кандидатскую по расследованию взяточничества, планировал поступать в аспирантуру. Но потихоньку идеалы развеялись, потому что каждый день ты тонешь в документации, каждый день борешься с чем-то — а меньше этого не становится.

Ну и финансы. Размер зарплаты в 2019 году был около 1100—1200 рублей.

И все это накопилось, и я понял, что есть еще много путей, по которым я могу идти», — рассказывает Илья.

«Наша Нива» поинтересовалась: как бывший следователь относится к тому что по делу убитого Тарайковского бесконечно проводится проверка, а избитым и раненым в августе отказывают теперь в возбуждении уголовных дел?

«Мне трудно что-то говорить. Я не понимаю, что происходит. Если есть труп — должна быть проверка и уголовное дело. То же и с избитыми людьми, особенно учитывая количество и тяжесть телесных повреждений.

Но я просто не знаю, что сейчас происходит в СК, я давно не общался с бывшими коллегами. Поэтому мне трудно это комментировать», — говорит Илья Рокач.

А ждет ли он, что хоть кто-нибудь из силовиков будет наказан за свои действия?

«При сегодняшней власти, может, кто-то из силовиков и понесет ответственность за свои незаконные действия. По крайней мере хотелось бы в это верить. Те идеалы и ценности, которые у меня были в период службы в СК, я по-прежнему сохраняю и придерживаюсь их», — отвечает Рокач.

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?