Третьего декабря начинается суд над белоруской из Швейцарии Натальей Херше, которую обвиняют в сопротивлении сотруднику милиции при исполнении им служебных обязанностей. По официальной версии, Наталья сняла балаклаву с милиционера, потому и возбудили уголовное дело. Об этом сообщает «Радыё Свабода».

Белоруска Наталья Херше постоянно живет в Швейцарии уже 12 лет. Там же живут ее взрослые дети. Когда сорвался отпуск, который Наталья с мужем Робертом хотела провести в теплых странах, решила приехать на родину и увидеть собственными глазами, что происходит в Беларуси. Поселилась в Минске у подруги. Ходила на акции протеста в Минске и Молодечно, где живет ее брат Геннадий. Планировала погостить на родине пару недель, а осталась здесь надолго.

Задержали сначала на 15 суток, потом возбудили уголовное дело

Наталью Херше задержали на Женском марше 19 сентября в Минске. Тогда возле торгового центра «Айсберг» на пересечении улиц Сурганова и Якуба Коласа были жесткие задержания женщин. Наталья — женщина яркая, она с развернутым бело-красно-белым флагом попала на фото корреспондентов.

Сначала женщину посадили на 15 суток по статье 23.34 — за участие в несанкционированном мероприятии. Поместили на Окрестина. А потом завели уголовное дело за сопротивление сотруднику внутренних дел с применением насилия (статья 363.2 УК) — за то, что она якобы сорвала балаклаву с омоновца. Почти два месяца женщина провела в жодинской тюрьме №8, а неделю назад, перед судом, Наталью Херши перевели в минский СИЗО №1 на Володарского.

На «Володарке» их шесть — в камере на четверых

Об этом рассказал брат Натальи Геннадий, который живет в Молодечно. Ранее он работал врачом, сейчас — в фармацевтической компании.

«Держится Наталья очень стойко. Настоящая змагарка, как Мария Колесникова, с которой сестра пересекалась в жодинской тюрьме.

Условия на Володарке еще хуже, чем в Жодино. Камера рассчитана на четверых, а в ней содержат шесть женщин. Пять из них курят, а Наталья нет. И для нее это очень тяжело. Об этом мне рассказала сегодня адвокат, которая посетила сестру последний раз перед судом», — говорит Геннадий.

Сначала с Натальей работала одна адвокат, но заболела коронавирусом и передала дело своей коллеге (также из Минской областной коллегии адвокатов), продолжает Геннадий.

«Они очень хорошо поладили, новый адвокат уже дважды за последнюю неделю встречалась с Натальей в СИЗО на Володарского.

Буквально час назад я с ней разговаривал. Адвокат говорит, что разговор был очень конструктивный, они вместе выработали тактику для суда», — сообщил Геннадий.

Когда письма стали более-менее стабильно доходить и другой информации никакой не было, я начал писать очень длинные письма, иногда на белорусском языке. Последнее письмо было на 8 страницах формата А4. Всегда отправляю их заказными. Так вот, в последний день в Жодино в камеру пришел надзиратель и сообщил, что Наталье пришла заказная корреспонденция. А ее самой в тот момент в камере не было, ее повели в амбулаторию.

Когда Наталья вернулась, соседки обрадовали ее, что пришли два письма. Но в итоге Наталье так и не отдали их. Она очень огорчилась и мне в последнем письме из жодинской тюрьмы написала, что это самоуправство и издевательство», — говорит брат Натальи. Брат надеется на суде впервые за последние два с половиной месяца увидеть сестру. Хочет передать ей книгу Оруэлла «1984».