Председатель Совета Республики Наталья Кочанова пришла на факультет журналистики БГУ, чтобы пообщаться со студентами. Вот, что стало известно о содержании этой беседы. 

Фото Надежды Бужан.

О женщине-президенте

«Журналисты умеют вывернуть, перевернуть и в заголовок написать то, что будет интересно для общества. Говоря об этом, президент имел в виду не то, что женщина не может быть президентом в нашей стране. У нас такое равноправие сейчас, что женщины на себя взяли уже очень много. Он [Лукашенко] говорил о том, что конституция, которая была принята, — это архисложный труд. Надо понимать, что жизни у тебя, как у обыкновенного человека, не будет. Ведь вы посмотрите, по сравнению с другими государствами у нас президент несет ответственность за все. Чтобы не произошло в нашей стране. 

Я позавчера была на совещании — мы встречались с главными редакторами наших телекомпаний — они задали мне похожий вопрос. Я им говорю: «Вы понимаете, если в нашей стране кто и виноват во всем, так это президент». Все на одного человека. Он говорил о том, что это очень тяжело и женщине потянуть такую нагрузку будет не просто. Это не просто представительские функции — да, у нас есть правительство, администрация президента, много структур, но наша конституция подразумевает то, что это президентская страна. Та, где на президента возложены очень жесткие функции <…>

Только исходя из этого президент — он очень по-доброму относится к женщинам как и любой мужчина, с пониманием. Он подразумевал, что это очень тяжело. И женщине справиться будет не просто в силу того, что у женщины… Я вам даже скажу больше: знаете, у меня так в жизни сложилось, что пришлось работать в коллективах, где были в основном мужчины <…> Даже чисто — девочки знают — если мужчина прическу не сделал, он всегда красивый. А женщина надо и то, и это. 

Ну а вообще, у нас Конституция сегодня такая, что президент — это не только представительские функции. Это очень тяжелый труд, где по каждому направлению контроль». 

Про Наталью Эйсмонт

[Отношения] Очень хорошие. Несмотря на то, что по возрасту это моя дочь. У меня две дочки, одна из них как раз по возрасту как она [Эйсмонт]. Я с ней познакомилась, когда пришла работать в город Минск. Всю жизнь до этого работала в регионе. Чем она мне нравится — она очень профессиональная. Она 10 лет проработала на телевидении. Я люблю небезразличных людей, неравнодушных. У которых есть свои убеждения, которые четко понимают, чего они хотят от этой жизни. Кроме того, красивая, молодая женщина. Еще раз повторюсь: у меня с ней хорошие отношения, потому что я вижу в таких молодых людях перспективу для нашей страны.

О распределении

«У нас же кто учится на бюджете, кто не на бюджете — поставлена задача: первое рабочее место должно быть ребятам определено, и они должны получить распределение. Так вот, что касается распределения: то ли мы не распределяем туда, где есть запросы, то ли нет желания идти работать в эти государственные средства массовой информации, а больше желания идти в какие-то другие структуры… В любом случае государство направляет средства на подготовку специалистов, чтобы они возвращались [в родной город] и работали по тем специальностям, по которым они обучались в вузах и средних специальных учебных заведениях. Конечно, для нас это очень важно».

О целевом направлении

«Сейчас речь идет о том, что целевые направления должны быть. Почему? Потому что на недавней встрече в одном городе Витебской области мне главный врач говорит: «Понимаете, надо целевые направления сегодня [ввести] в медицинские вузы, не только для сельской местности, — там есть для сельской местности целевые направления, — а распространить это на города». Потому что приезжают специалисты, два года отработали — и уезжают. А если бы это было целевое направление… Как правило, это значит, что молодой человек возвращается туда, откуда он приехал, где он жил, по крайней мере у него есть жилье, хотя бы родительское. Получается, эта форма будет использована больше в работе, задача поставлена Министерству образования. Уже при наборе на следующий год это будет предусмотрено».

О негосударственных СМИ

«Как я могу относиться к «Нашей Ниве»? Если я всякий раз про себя там читаю только ложь. Вот как? Причем я, когда пришла работать в Минск (я вам так скажу, я приехала из регионов такая открытая, всегда, работая там, у себя, очень открыто работала со всеми средствами массовой информации), <…> и [в Минске] сразу все СМИ — и БТ, и ОНТ — сняли, показали, записали. И я читаю в «Нашей Ниве» вдруг статью про себя. И там такие факты лживые! Ну ладно бы они написали про меня лично, а не про мою семью. Когда это прочитала моя мама, она была просто в шоке. Кто мой первый муж, второй, племянников каких-то моих повспоминали… Причем столько было лживого всего. И это сплошь и рядом продолжается. Потом я пришла на коллегию Минздрава. Я говорю одно, врачи пишут: «Спасибо, Наталья Ивановна, за поддержку», а они пишут: «Як робяць, так і зарабляюць». <…> Но я не так говорила».

«Вот у меня такое отношение, не потому что она частная или не частная — ради бога. Но это должна быть правда. А когда ты говоришь одного, а там пишут другое — это неправильно. Я не приемлю».

«Сегодня самое важное и самое главное — это СМИ. От того, что творится в этом вот телефончике, от того, что творится в социальных сетях, это же представляете какие происходят катаклизмы в мире благодаря информации. Вот я всегда думаю: это как нас воспитывали в Советском союзе, что мы были настолько преданы своей стране — при каких бы условиях ни жили, — что я никогда ни в жизни бы не сказала плохо про свою страну. А вот сейчас все это так переворачивается с ног на голову».

«Всегда нужно думать над тем, что ты говоришь. Потому что иногда лучше промолчать. Потому что это может завтра пойти в такое русло, что будет страшно».

Об информационной войне

«Сегодня идет информационное противоборство, мало сказать, сегодня идет информационная война. И причем в этой войне, чтоб вы знали ребята, все стоит очень недешево. Вообще недешево. [Создать] все эти телеграм-каналы, разместить информацию на YouTube или еще где-то — это огромные деньги сегодня. Сегодня вот так вот раз — и одним кликом, нажатием начинают распространять фейки — а это сплошь и рядом сейчас — вот люди и выстраивают свое отношение к тому или иному факту, событию, стране».

«А зачем это освещать»?

Студент спросил у Кочановой:

— Если репрессировать журналистов и задерживать их, то кто будет освещать все, что происходит?

— А зачем это освещать? — ответила она вопросом.

О демократии

«У нас, я вам скажу, еще демократия! И еще какая демократия, по сравнению с другими странами».

Наталья Кочанова на встрече со студентами включила видео с цитатами так называемого «Плана Даллеса».

Вот что прозвучало:

«И мы бросим всё, что имеем, всё золото, всю материальную мощь на оболванивание и одурачивание русских людей. Посеяв в России хаос, мы незаметно подменим их ценности на фальшивые и заставим их, русских, в эти фальшивые ценности верить. Эпизод за эпизодом будет разыгрываться грандиозная по своему масштабу трагедия гибели самого непокорного на земле народа, окончательного, необратимого угасания его самосознания».

«План Даллеса» — это фальшивка, которая часто тиражируется российскими шовинистическими СМИ, мифический план действий США против СССР. В виде, котором цитируется, он нигде не публиковался, а английский оригинал его, кажется, никогда не существовал. Его придумали в 1990-е.

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?