Закрытие (вернее, серьезное прикрытие) границы точно не связано с коронавирусом, хотя официально фигурирует именно эта причина. Сомнения основаны вот на чем, пишет аналитик Андрей Елисеев.

1. Установленный постановлением 30 октября режим въезда в страну и так предельно минимизировал внешние инфекционные риски. Въезд в страну разрешался ограниченным категориям иностранцев только через аэропорт, а белорусов обязали соблюдать 10-дневный карантин по прибытию из многих стран.

2. Недавнее исследование установило, что заграничные страны для белорусов — самое маловероятное (несколько процентов случаев) предполагаемое место заражения коронавирусом. Заражения в церкви, спортзале, поликлинике, магазине, в общественном транспорте, а тем более на рабочем месте происходят многократно чаще. Это логично — границы и так давно прикрыты на въезд, и всплеск эпидемии в Беларуси сейчас следует из недостаточных и запоздалых мер, введенных внутри страны.

3. Даже если бы была проблема во въезде большого числа инфицированных людей, то постановление не содержало бы драконовскую меру о выезде по работе, учебе или с ВНЖ лишь раз в полгода (!).

Это постановление внедряет новые элементы чрезвычайного положения без его формального введения (писал подробнее о такой ситуации в октябре).

Реальные внутриполитические мотивы прикрытия границы Елисеев видит в следующем.

1. Установление более тщательного контроля за перемещением граждан, особенно отдельных их категорий. В том числе воспрепятствование эвакуации вертикальщиков и силовиков, которые могли бы потенциально отколоться, и членов их семей. Резкое сокращение миграционных потоков позволит проводить более щепетильный персональный контроль на границе.

Сюда же относится попытка воспрепятствовать уголовным процессам в судах иностранных государств в рамках универсальной юрисдикции. Белорусские власти впервые столкнулись с этим феноменом и опасаются возможных последствий. Если таким образом будут засужены (хотя бы заочно) конкретные белорусские силовики, то другие резко задумаются. Власти желают максимально осложнить выезд других пострадавших и свидетелей из Беларуси, чтобы упредить процессы, подобные тому, который уже стартовал в Литве.

2. Планы усилить контроль за экономической деятельностью белорусов. Смотрится как экономическая причина, но в реальности больше политическая. Логика следующая: «Уж слишком много независимых от государства лиц развелось; белорусы должны на копейку зарабатывать пусть себе в колхозе и иметь хлеб-молоко (иногда мясо) накормить семью. А не жировать на схемах с приграничной торговлей и циркулярной миграцией, да еще лишней копейкой делиться со всякими фондами солидарности».

Можно было бы также подумать, что власти озабочены оттоком специалистов IT сферы, медицинской отрасли и прочих. Надо же кому-то экономический рост обеспечивать и людей лечить. Но эта причина не главная, тем более если речь про «бунтующих», пусть себе и лучших в мире, специалистов. Им отведены 10 дней на сборы.

3. Кроме этого, на решение могла повлиять извращенная логика противодействия отключению Беларуси от SWIFT. Мол, на фоне предельно ограниченных возможностей физического перемещения, Запад и белорусы подумают дважды насчет обрыва связи с международной межбанковской системой.

Основной неясностью при этом остается российский фактор.

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?