Моя любимая! Писать жене в тюрьму — это тяжелое наказание. Поздравлять жену в тюрьме с новогодними праздниками и делать это через открытое письмо, ведь обычные письма к ней не пропускают цензоры, — наказание еще более тяжелое. Но другой возможности сказать тебе «С Новым годом и Рождеством!» у меня просто нет.

Понимали ли мы, что такое с нами может случиться? Конечно. Помнишь, как мы еще в июле составили для наших близких «памятку родственникам политзаключенных»?

Это была своеобразная инструкция на тот случай, если нас обоих арестуют. В этом смысле ты имела определенную фору перед некоторыми другими заключенными — думаю, многие из них даже не представляли себе, что высказывание своего мнения, честное исполнение своих профессиональных обязанностей или просто проявление солидарности может стоить им свободы.

К сожалению, многие белорусы до 2020 года до конца не понимали, в какой стране живут. А вот мы с тобою прекрасно осознавали это и готовили себя к тому, что за наши убеждения мы можем попасть в тюрьму. И еще лучше мы понимали, что в условиях рождения белорусской политической нации, в условиях пробуждения общества, риск увеличивается в разы, так как теперь властям будет уже не до «либерализации» и не до флирта с Западом.

Я хорошо помню это ощущение приближающейся лавины, приближающегося апокалипсиса в начале августа, еще до выборов. Вскоре угроза стала тотальной, превратившись в неотъемлемую часть нашей жизни. 10 августа возле метро «Пушкинская» рядом с тобою разорвалась граната, тебя спасали от силовиков жители соседних домов, и я до глубокой ночи не знал, жива ли ты. В конце того же месяца тебя забрали на 24 часа. В сентябре — на 72 часа, ты провела их на Окрестина.

Каждое воскресенье, уходя на стрим, ты брала с собой «тревожный чемоданчик» с вещами для тюрьмы. Каждое воскресенье мы понимали, что сегодня ты можешь домой не вернуться. И однажды действительно не вернулась: вот уже второй месяц ты остаешься за решеткой по абсурдному обвинению. 

Мне повезло немного больше — я провел за решеткой только 15 суток (на самом деле, мне повезло гораздо меньше, потому что я бы с удовольствием поменялся с тобой местами — хотя ты вряд ли бы ты на это согласилась). Однако дело, конечно, не в количестве проведенных за решеткой дней. Один из героев «Ракового корпуса» Александра Солженицына утверждал: «Самая тяжелая жизнь совсем не у тех, кто тонет в море, роется в земле или ищет воду в пустынях.

Самая тяжелая жизнь у того, кто каждый день, выходя из дому, бьется головой о притолоку — слишком низкая». Если верить этой мысли - у нас точно не самая тяжелая жизнь.

Своими поступками в журналистике, своим поведением в качестве политзаключенного за решеткой — ты демонстрируешь истинное величие человеческого духа. Если бы таких людей как ты и другие политзаключенные не существовало, то называться «человеком» уже давно было бы стыдно.

Сейчас наша Беларусь переживает страшные, темные времена. Я знаю, что у многих вдохновение борьбы и вера в скорую победу сменилась усталостью и депрессией. Да, мы боролись, мы рисковали собой — но почему не боролись другие?.. Считаю, что те же психологические качели проходят в тюрьмах и политзаключенные, только в гораздо более острой форме. Это вполне естественно и неизбежно в таких условиях. Точно так же неизбежно и то, что усталость и депрессия скоро сменятся новым вдохновением и приливом сил. 

И, наконец, победой. Ведь объективные законы истории еще никто не отменял — как бы этому ни противились люди с оружием в руках. Катя, я могу тебе пожелать в 2021 году только одного — свободы. Чтобы мы могли как можно быстрее обнять друг друга, поцеловать и пообщаться без преград тюремного цензора. Чтобы ты могла увидеть родителей, бабушку и дедушку, друзей и коллег. Чтобы ты могла снова заниматься своим любимым делом — журналистикой. Все остальное, кроме свободы, ты имеешь и так.

И еще. В этом декабре прошла четвертая годовщина нашего брака. В 2016-м мы поехали в свадебное путешествие в Малагу. В 2017-м праздновали годовщину в Риме, в в 2018-м — на Сардинии. Ты всегда сама выбирала место нашего праздничного отдыха, ведь у тебя чудесный вкус. Но позволь мне в 2021 году сделать это все же самому. Я хочу, чтобы пятую годовщину создания нашей семьи мы праздновали в новой Беларуси.

Я уверен, что ты поддержишь мое предложение. Тем более, что мы просто обязаны будем там встретить эти дни, а в декабре 2021 года такая возможность, я верю, уже появится.

Держись, Катюша! Моя любовь поможет тебе все преодолеть.

P.S. Известная советская диссидентка Наталья Горбаневская, участница «демонстрации семерых» против ввода советских войск в Чехословакию, говорила: «Если человек поступает по совести, его жизнь не может быть изуродована».

Здесь я добавить могу только одно: это большое счастье, что мы с тобою эту мысль полностью разделяем. Именно поэтому мы всегда будем вместе и всегда будем счастливы!

 

* * * 

Екатерина Андреева и Дарья Чульцова находятся за решеткой более 50 дней. Также 44 дня в заключении журналистка TUT.BY Екатерина Борисевич. Вы можете поддержать девушек письмом (не забудете вложить чистый конверт).

Екатерина Бахвалова: 222160, г. Жодино, ул. Советская, д. 22а.

Дарья Чульцова: 222160, г. Жодино,ул. Ул. Советская, д. 22а.

Екатерина Борисевич: СИЗО № 1, 220030, г. Минск, ул. Володарского, д. 2.

По данным правозащитников, в списке политзаключенных сейчас 169 фамилий. За этой сухой цифрой стоят 169 семей, которые ждут близких на свободе и скучают по ним. Кроме того на сутках в новогоднюю ночь оставались 112 человек. Все эти люди оказались за решеткой только потому, что хотели жить в лучшей стране. Но свободу решеткой не сдержать, а жажду воли не уничтожить. Мы желаем всем политзаключенным скорейшего освобождения, а их родным — сил и веры в лучшее.

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?