president.gov.by

Ответы Рене Фазеля приводит Tribuna со ссылкой на Watson.

— Вы осознавали, насколько деликатной может быть встреча лицом к лицу с Лукашенко, который подвергается остракизму на международном арене? Почему вы пошли на такой риск?

— Готовясь к визиту, белорусский посол дал нам понять, что Лукашенко принимает очень мало людей, и что я один из них. Он также указал, что мы также должны обсудить все важные вопросы. Я увидел возможность, может быть, превратить этот чемпионат мира в чемпионат мира по примирению, чтобы стимулировать диалог с оппозицией с помощью этого чемпионата мира. Диалога, по всей видимости, сейчас не существует. Вот в чем драма: представители оппозиции говорят нам, что они хотят этого чемпионата мира, что это чемпионат мира для народа. Но диалога между властью и оппозицией явно нет.

— Вы не переоцениваете свои возможности? Разве это не попытка участвовать в политике через спорт?

— Мы знали, что шанс что-то изменить составляет около одного процента. Но если есть этот маленький шанс, то стоит попробовать.

— Какие были темы разговора?

— Мы дали понять, что чемпионат мира по хоккею невозможен без изменения политической ситуации в стране.

— Вы предъявляли требования?

— Нет. Мы не можем выдвигать политических требований. Мы передали сообщение о том, что у нас проблемы с проведением чемпионата мира из-за отношения к ситуации стран Запада. Он сказал нам, что его работа — обеспечивать безопасность в своей стране и защищаться от любых угроз из-за границы. Оппозиция явно воспринимается как угроза.

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?