Віктар Барушка ў судзе. Фота Сяргея Сацюка / naviny.by

32-летнего Виктора Борушко обвиняют в умышленном причинении тяжкого телесного повреждения в отношении лица в связи с осуществлением им служебной деятельности. С 18 октября Борушко находится под стражей.

У Борушко высшее образование, он индивидуальный предприниматель.

Когда он рассказывал о том, что с ним было после задержания, плакали все, кто находился в зале в качестве слушателей.

Согласно версии обвинения, Виктор Борушко 18 октября 2020 года участвовал в акции протеста на Партизанском проспекте в Минске. Сотрудники ОМОНа пытались его задержать, он оказал сопротивление одному из них и применил в отношении него насилие, а именно ударил «телом в тело и ногой в ногу».

Борушко не признал вину. Он рассказал, что в районе велозавода на Партизанском проспекте шел с воскресного марша.

Когда увидели силовиков, все начали убегать. 

«Я начал убегать, опасался за свою жизнь, спасался. Почувствовал, что мне сделали подсечку справа сзади. Упал и увидел берец силовика. Я упал на спину, сотрудники подняли меня за вытянутые руки», — рассказал Борушко.

Далее его отвели в автозак, где было шестеро мужчин в трехместной камере, забрали телефон, часы. Поехали, потом вдруг остановились:

«Силовики начали искать человека в синей куртке. Позже меня опознавали по синей куртке еще шесть раз. Потом меня пометили — лоб, руки и байку разрисовали красной краской из баллончика. Потом всех выпустили, а меня, как я потом узнал, привезли в Ленинский РУВД. Отвели на допрос, сказали, что у них есть видео моих ударов в отношении милиционера. Я попросил адвоката. Спросили на камеру имя и фамилию, есть ли вопросы и претензии к сотрудникам милиции. Ответил, что нет».

Далее в помещение, где он находился, зашел парень в маске, Борушко надели мешок на голову.

Судья прервала Борушко: «Если претензии к ОМОНу, это другой суд».

Однако Борушко дорассказал — его держали в каком-то помещении, похожем на душевую: 

«Били, дубинку в ж*пу засовывали. После этого я провел 12 дней в реанимации БСМП. Ноги были такие опухшие, что не мог снять джинсы. Когда меня били, я берег левую ногу. Мне меняли связки на левой ноге, я не мог ею ударить».

Отвечая на вопрос, почему он не писал жалобу, Борушко сказал, что поскольку до сих пор не возбуждено ни одного уголовного дела по фактам неправомерных жестоких действий силовиков, не видит в этом смысла.

В суде объявлен перерыв до 10 утра 20 января.