Дмитрий Гопта в суде

Евгения Кохановского задержали 27 августа. До суда находился в СИЗО №3 Гомеля. Дмитрий Гопта до суда находился под подпиской о невыезде, сообщает spring96.org.

Согласно материалам дела Евгений Кохановский с 9 по 11 августа 2020 года, в вечернее и ночное время совместно с другими гражданами на центральных улицах Жлобина во время несанкционированных массовых мероприятий отказался от выполнения законных требований представителей власти.

При этом он двигался в составе группы лиц по проезжей части «в сцепке», что привело к изменению маршрутов движения рейсовых автобусов.

Впоследствии обвиняемый применил насилие к сотрудникам милиции: нанес удары ногами и руками по их защитному обмундированию и щитам, а также швырял в них камни, бутылки и другие предметы.

Кроме того, Кохановский совместно с другими участниками массовых мероприятий швырнул камни в транспорт, в котором находились сотрудники правоохранительных органов. В результате таких противоправных действий были повреждены три автомобиля, в том числе спецтранспорт, что повлекло за собой причинение ущерба на 320 и на 840 рублей.

Прокуратура Гомельской области предъявила в суд иск о взыскании с него денежной суммы в интересах УВД Гомельского облисполкома и отдела образования Жлобинского райисполкома.

Евгений Кохановский своей вины не признает, говорит: выходил прогуляться, в ушах были наушники, поэтому, о чем предупреждали людей милиционеры, не слышал, камни не бросал.

Судья зачитала Кохановскому его показания: «Вместе с толпой кричал «Жыве Беларусь». Что это означает, не знаю. Бросил камень в милицейский транспорт. Перечисляет около 10 приятелей. Какой-то мужчина подошел ко мне и спросил, митингую ли я, и дал 25 рублей. Сказал швырять в милиционеров камни. Я швырнул в милицейский транспорт».

На следующем допросе Евгений Кохановский изменил показания и отрицал, что швырял камни и ему кто-то давал деньги за участие в митинге. Первые признательные показания он дал, потому что сотрудник уголовного розыска Киселев давил и сильно кричал на него, угрожал. Когда он что-то говорил, что не нравилось милиционерам, они давали ему подзатыльники. Чтобы его не били, он оговаривал себя и других лиц. От побоев остались синяки. Таким образом к нему применяли физическое и психологическое давление.

Киселев, по словам Кохановского, приходил к нему в изолятор и просил не отказываться от признательных показаний.

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?