«Роману 25 лет. Он работал комплектовщиком, играл в футбол — обычная жизнь.

Но в августе после выборов он выходил на улицу. Что там произошло, я точно не знаю, потому что меня не было даже в городе. Потом, когда вернулась, увидела у Романа на теле раны — следы от резиновых пуль. Но на тот момент он никуда не обращался, насколько я знаю, ни в больницу, ни в милицию», — рассказывает Анна.

«18 октября Роман сделал мне предложение выйти за него. Я ответила: «да!». А утром 20 октября, в половине восьмого, за Ромой пришли, якобы из Ленинского РОВД. Сказали, что задерживать не будут, мол, даже паспорт не надо брать. Но через три часа телефон Ромы стал недоступен.

Я начала его искать. Только через 7 часов меня набрал следователь, который сказал, что Роман у них, его отправят в ИВС на трое суток, а потом или отпустят, или переведут в СИЗО».

Романа не отпустили. Уже три месяца он находится под стражей в СИЗО».

Его подозревают в участии в массовых беспорядках (ч. 2 ст. 293 УК). Ему грозит от 3 до 8 лет лишения свободы.

«Обвиняют, что якобы он бросил в кого-то или куда-то камень», — говорит Анна.

Примечательно, что именно Анна приняла решение расписаться в СИЗО. 

«Это была моя идея. Я хотела его поддержать —родственников у Ромы нет, только мама, с которой не лучшие отношения по ряду причин. Поэтому у него только я и друзья. И я сказала, что постараюсь, чтобы нас расписали в СИЗО. 

Для этого сначала берешь разрешение у следователя. Если он разрешает, то идешь в ЗАГС, показываешь эту бумагу. Там один бланк заполняешь сама, второй везешь в СИЗО. Платишь пошлину — и «выездная регистрация» через несколько дней.

В день бракосочетания я заехала в ЗАГС за работницей, приехали в СИЗО. Там в небольшой комнате всё и произошло. Женщина зачитала свои церемониальные слова, мы с Ромой поставили подписи — и всё. Свидетелей не было. Присутствовали только мы, та женщина из ЗАГСа и два конвоира

Нельзя было сделать даже фото — телефон же в СИЗО не пронесешь. Не разрешили надеть Роману обручальное кольцо, даже на пару секунд.

Мы обнялись — и Рому увели. Свидания никакого не дали».

Теперь Анна и Роман в ожидании суда. 

«Получается, буду женой политзаключенного. Хочется надеяться на лучшее, но я вижу, что происходит вокруг. Если Роману дадут срок — ну что же. Надо будет ждать. 

Но я ни о чем не жалею. 

Моя мама воспринимает Романа почти как своего сына. Поэтому и родители, и друзья поддержали мое решение: против никто не был и никто меня не отговаривал».

Поздравить Романа можно отправив письмо по адресу:
Гвозделко Роману,
СИЗО-7, ул. Советских пограничников, 37,
224030, г. Брест.

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?