Директор Института истории НАН Вадим Лакиза в интервью «Нашей Ниве» утверждал, что коллаборантами, которые пользовались бело-красно-белым флагом, была уничтожена деревня Бобровичи Телеханского района. Но такая ли она, эта история?

Мемориал погибшим в деревне Бобровичи. Фото «Радыё Рацыя»

Вадим Лакиза сослался на статью в газете «Звязда» за 13 января 2021 года. Ее автор — кандидат исторических наук Наталья Голубева. Публикация была посвящена бывшему руководителю БССР Кириллу Мазурову, на изучении биографии которого специализируется Голубева.

Якобы именно на донесениях Кирилла Мазурова «центру» и основана информация о том, что Бобровичи уничтожались под бело-красно-белыми флагами. «Белорусскими националистами «Самаахова», «Беларускай Краёвай Абароны» (БКА), 1-й Белорусской Гренадерской бригадой СС «Беларусь», которые под бело-красно-белым флагом проводили карательные операции против партизан, мирных жителей, уничтожено: «д. Бобровичи Телеханского района, сожжена летом 1942 года. Расстреляно и сожжено 1300 человек, осталось 7—8 семей», — говорится в статье Голубевой.

Кирилл Мазуров

Первое, что настораживает, — это даты создания организаций. 30-я ваффен-гренадерская дивизия СС, большинство в которой составляли именно белорусы, была образована только в августе 1944 года, переименована в «белорусскую» в марте 1945 года. Белорусская краевая оборона образована в начале 1944 года.

На момент сожжения Бобровичей существовала только «Беларуская Самаахова».

«НН» обратилась к Наталье Голубевой за комментарием, и она пояснила:

«Эта фраза мной была обобщена. Осталось много фотографий, как с нашивками на рукавах расстреливали, как под флагом расстреливали. Флаг не стреляет, не убивает, под ним убивают.

Газетная публикация всё сжимает. Но даже если я написала обобщенно, то в донесениях Мазурова было, что под этим флагом расстреливали. Были отряды и белорусских, и литовских, и украинских националистов. Отрядами Кушеля и другими уничтожали наших белорусских людей».

Мы обратились к книге «О чем молчало время», автором которой и является Голубева. Это издание основано на архивах Кирилла Мазурова. Что мы читаем в ней?

«Из записей Мазурова, блокнот 1948 года, написано карандашом, страница 4: «деревня Бобровичи Телеханского района, сожжена летом 1942 года. Расстреляно и сожжено 1300 человек, осталось 7—8 семей»»

Больше ни слова ни о белорусских коллаборантах, ни о бело-красно-белом флаге в цитате нет.

И вообще эти слова приводятся после описания действий на Полесье украинских националистов.

Через какое-то время идет эмоциональная вставка автора книги Натальи Голубевой, но кажется это уже чистая беллетристика:

«Сегодня мы точно знаем, что карательные операции в Беларуси проводились полицейскими батальонами белорусских националистов «Самааховы», созданной в 1942 по всей Беларуси для борьбы с партизанами, Белорусской краёвой обороной (БКА). А еще 1-й Белорусской гренадерской бригадой СС «Беларусь«, сформированной из полицейских частей «Самааховы». Они уничтожали мирных жителей, проводили свои карательные операции против партизан под гербом «Погоня» и с бело-красно-белыми нашивками на рукавах, присвоив себе право использовать историческое наследие Великого Княжества Литовского, символы, которые бы свидетельствовали о борьбе за свободу, а не уничтожении собственного народа».

Наталья Голубева. Фото sb.by

Это исключительно авторское отступление Голубевой, к которому не имеет никакого отношения Мазуров. Нет ссылок на архивные документы. Исключительная публицистика. Очень странно, что при этом Институт истории Национальной Академии наук ссылается на мягко говоря литературное произведение вместо научной проработки вопроса. Наверное, потому что оно подпадает под идеологические потребности в данный момент?

Что касается правды о трагедии в Бобровичах, то рассказано о ней было немало. На самом деле уничтожение деревни произошло не летом, а в сентябре 1942 года. В шести окрестных деревнях было уничтожено около 1300 человек. Это была едва ли не самая значительная трагедия в рамках операции «Болотная лихорадка», которую проводили каратели на белорусской территории.

«Болотная лихорадка» проводилась в августе-сентябре 1942 года в ответ на убийство партизанами немецких солдат и офицеров.

Именно с описания трагедии в Бобровичах начинается книга Янки Брыля, Алеся Адамовича и Владимира Колесника «Я з вогненнай вёскі». «Рассказывает Барбарка, 69-летняя Барбара Адамовна Слесарчук. Говорит со странной и жутковатой улыбкой — словно страшную сказку, необычайно далекую, пережитую очень давно. Говорит временами почти что совсем как сказочница — нараспев, с повторами, которые не кажутся лишними, и по-местному — на трех или на четырех языках сразу: белорусско-украинско-русско-польском», — говорится в книге.

«Немцы стаялі, кругом сэло цэп'ю абнялі, тут цэп і там цэп, і па сяле хадзілі немцы. Так много. Я выйшла на кусты ў Багацце. Я не думала жыць. Але думала, куб ён не глядзеў, куб нам от так чэрапа паздымала, куб мы сваю смерць відалі», — узнаем из того рассказа. Справедливости ради отмечаем, что речь шла не только о немцах, но и о полицаях. Некоторые причем были из местных. Но никаких упоминаний о бело-красно-белых флагах у Адамовича, Брыля и Колесника нет.

Недавно репортаж из Бобровичей (деревне удалось возродиться после войны) появился в газете Администрации президента «Советская Белоруссия». Одна из очевидиц вспоминает: «Мы сидели с дедом на лавке у дома. Увидели, что немецкий солдат гонит по улице троих мужиков. Подойдя к нам, схватил моего деда за рукав и толкнул перед собой». Опять упоминание о немецких солдатах. Такие же упоминания о немцах можно найти во многих других свидетельствах об уничтожении Бобровичей, их немало в интернете.

Несколько слов о том, что собой представляла деревня Бобровичи. Это было уникальное место, где действовала не православная церковь, а униатская. Здесь был священник Болеслав Пачопка, частый автор той, первой газеты «Наша Ніва». После вхождения Западной Беларуси в СССР на Пачопку начались гонения. Состояние здоровья священника сильно ухудшилось, и в декабре 1940 года он скончался в телеханской больнице.

Брестский краевед, редактор газеты «Царква» Игорь Барановский бывал в Бобровичах, где записывал воспоминания стариков о священнике Пачопке, говорили они и о военном времени.

«На Крещение 1941 года, после смерти отца Пачопки, приезжал отец Лев Горошко — в будущем известный белорусский деятель в эмиграции. И произошел конфликт в церкви: молодые комсомольцы его выгнали, не дали нормально освятить воду на праздник. Ну и местные вспоминают слова, которые якобы он тогда сказал, что сейчас здесь пролилась эта святая вода, а придет время, и тогда может пролиться кровь как месть Божия за такое святотатство.

Болеслав Пачопка и церковь в Бобровичах. Фото с сайта газеты «Царква».

С началом немецкой оккупации отец Лев Горошко стал снова служить в Бобровичах, приезжая из Барановичей, где работал в медицинской школе. Набожные, более состоятельные жители и старики были за него, а младшие — скоммунизированные — против. В глухом лесу возле большого Бобровичского озера была партизанская зона. Ну и после того как где-то недалеко от Бобровичей в сентябре 1942 года убили немецкого офицера, в тех местах началась карательная акция против партизан в рамках операции «Болотная лихорадка». Начали жечь окрестные деревни, где прятались и кормились партизаны, и убивать людей. Вот тогда те слова отца Льва Горошко, что прольется когда-нибудь здесь и кровь за совершенное в праздник святотатство, и вспомнили…» — передает воспоминания местных жителей Игорь Барановский.

«Никто из бобровцев, которые выжили в той трагедии и которых мы с историком Анастасией Ильиной расспрашивали об истории униатского прихода в тех местах, никогда не упоминал, что, когда уничтожали деревню, были бело-красно-белые флаги», — уверен Игорь Барановский.

Интересно, что история униатства в Бобровичах на военном периоде не закончилась, из деревни родом греко-католический священник Андрей Крот, который сейчас является настоятелем прихода в Гродно. Мы спросили, слышал ли он когда-нибудь в разговорах о бело-красно-белых флагах, под которыми якобы сожгли Бобровичи:

«Бобровичи — родная деревня моего отца, там он познакомился с мамой, там я родился. Мама, кстати, работала учительницей и жила на квартире у той самой Барбарки, с рассказа которой начинается книга «Я з вогненнай вёскі». О сожжении деревни я слышал и от своего отца, который родился через несколько лет после войны, и от тех бобровцев, которые сами пережили трагедию и с которыми разговаривал уже в начале 2000-х.

Никогда я не слышал ни о каком бело-красно-белом флаге, под которым якобы сожгли деревню. У нас всегда говорили «немец нас палил» или «немец нас бил». Когда в 1990-х бело-красно-белый флаг стал государственным, то никакой отрицательной реакции со стороны моих родных, в памяти которых жива была трагедия, я не наблюдал. Все восприняли его спокойно. Не думаю, что люди отреагировали бы так, если бы действительно под этим флагом уничтожали их родных», — говорит отец Андрей Крот.

Выходит, что уничтожение Бобровичей под бело-красно-белыми флагами — это чистой воды мистификация, никаких документальных доказательств которой не существует. И, конечно, нелепо выглядит, когда на нее ссылается Институт истории Национальной Академии наук, который-то и должен работать на устранение исторических неточностей и разоблачение сознательных манипуляций.

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?