Дарья Чульцова и Катерина Андреева во время первого заседания 9 февраля. Фото Надежды Бужан.

Подсудимых защищают адвокаты Сергей Зикрацкий и Александр Хаецкий.

После перерыва суд огласил постановление: поскольку ущерб «Минсктрансу» возмещен полностью, и претензий у предприятия не имеется, производство по гражданскому иску решено прекратить.

Дальше в суде продолжили исследовать доказательства. В зал внесли большую черную сумку и коробку, гособвинитель Алина Касьянчик показала их содержимое.

Согласно пояснительной записке, в сумке находятся вещественные доказательства по делу: мобильные телефоны, компьютеры, флеш-накопители, плейер, диктофон, четыре ежедневника, бумаги с записями, микрофон, аккумуляторный блок, передатчик, штатив, манишка синего цвета с надписью Press, видеокамера, кабели разных цветов.

Также в коробке оказалась ткань бело-красно-белого цвета и различные наклейки, перечислила Алина Касьянчик.

Ранее адвокаты обвиняемых подали ходатайство — приобщить к материалам дела заключение эксперта, есть ли в высказываниях журналистки Бахваловой признаки организации групповых действий. Суд удовлетворил это ходатайство.

Лингвистическое исследование записи прямого эфира выполнял академик НАН, доктор филологических наук, профессор Александр Лукашанец.

В лингвистическом заключении на белорусском языке он указал, что по жанру это онлайн-репортаж, адресованный не непосредственным участникам событий, а другим зрителям и слушателям, которые находятся в разных местах и не представляют собой какую-либо группу.

Согласно материалам экспертизы, из контекста следует, что журналистка комментирует, как развиваются события, но не указывает, что делать.

Также эксперт подчеркивает, что слова Бахвалавай «маюць аб’ектыўную мадальнасць», которая используется для освещения событий, непосредственным наблюдателем которых является журналист. В них нет глаголов повелительного наклонения, отсутствуют языковые признаки обращения непосредственно к участникам событий.

Журналистка озвучивала нейтральную информацию, которую в том числе распространяли другие СМИ. Единственный призыв, который эксперт обнаружил в тексте стрима, — просьба беречь себя, которая, как отмечается в заключении, носит риторический характер, поскольку не направлен на участников событий 15 ноября на «Площади перемен». Также журналистка просит делиться информацией с «Белсатом» и присылать свои материалы.

— Журналістка Кацярына Бахвалова не выкарыстоўвае моўныя сродкі, якія могуць утрымліваць прыкметы арганізацыі групавых дзеянняў, — заключил эксперт.

Судебное следствие окончено. Суд переходит к прениям сторон.

Прокурор запросила для Катерины Андреевой и Дарьи Чульцовой по 2 года лишения свободы в колонии общего режима, передает Белсат.

Прокурор попросила исключить из обвинения фразы «из корыстных побуждений» и то, что преступление совершалось с использованием жилеток «Пресса», поскольку это не нашло доказательств в ходе судебного процесса.

В остальном, считает гособвинитель, вина Дарьи Чульцовой и Катерины Бахваловой доказана. Она попросила суд обратить внимание на повышенную опасность действий, которую, по версии следствия, совершили обвиняемые, а также их характеристики и добровольное возмещение ущерба.

Адвокат Дарьи Чульцовой Александр Хаецкий говорит, что предоставленные прокурором в обвинении аргументы не могут быть доказательством правонарушения журналисток.

Диски с доказательством не были опечатаны, поэтому есть сомнения откуда у следствия вообще эти записи. Обыск проходил без санкции прокурора.

Сергей Зикрацкий, адвокат Катерины Андреевой подготовил для своего выступления большую презентацию.

Он вспоминает события послевыборного периода и убийство Романа Бондаренко.

«Власти знали, что на Площадь Перемен придут люди и должны были обеспечить их безопасность. Тысячи человек не могли поместиться на тротуарах, поэтому вполне логично, что они вышли на проезжую часть. Власти обязаны соблюдать право граждан на мирные собрания. Даже если собрание не организовано, ничто не должно мешать журналистам его освещать.

Я уверен, что никаких действий, которые бы грубо нарушали общественный порядок не было. Однако следователи все же возбудили уголовное дело и даже «расследовали» его».

По словам адвоката, суд просмотрел только те записи, которые затребовала гособвинитель.

«Мы же не можем увидеть общую картину и уже доказано, что в словах Катерины нет призывов. Если журналистка посчитала нужным сослаться на какой-то телеграмм-канал, то это полностью ее право».

Дарья Чульцова вообще только снимала видео и никак не комментировала события, добавил адвокат Зикрацкий.

Зикрацкий проанализировал каждую фразу в обвинении. По его мнению, в нем действительны лишь дата, адрес дома, наименования гаджетов и то, что журналисты вели прямой эфир и озвучивали информацию. Остальное — либо додумки следствия (как с «возможным противостоянием действиям правоохранительных органов»), либо утверждения, которые не имеют доказательств либо уточнений (как с зачитываем информации из «деструктивных аккаунтов в социальных сетях»).

«Я не совершала никаких противоправных действий. Все материалы указывают на мою невиновность. Я надеюсь на честный и справедливый оправдательный приговор», — сказалf в последнем слове Дарья Чульцова.

Катерина Андреева (Бахвалова) сказала, что последние шесть лет она посвятила журналистике. Сейчас ей — 27. Последний год она часто работала в опасных условиях.

«Каждый раз, уходя на работу, я рисковала своим здоровьем и жизнью. Тем не менее, я шла в эпицентр событий. Мне удавалось укрываться от обстрелов резиновыми пулями, взрывов светошумовых гранат, ударов дубинок.

Моим коллегам повезло гораздо меньше. В них прицельно стреляли, ломали носы, но до сих пор по фактам насилия над ними не заведено ни одного уголовного дела, как и над мирными протестующими. 11 ноября был убит Роман Бондаренко за то, что не позволял срезать ленточки.

15 ноября на «Площадь перемен» вышли люди. Я показывала эти события в прямом эфире. За это меня бросили в тюрьму по придуманному обвинению. Представленные доказательства доказывают мою невиновность. Я не совершала преступление сама и не подстрекала никого к этому. <…> У меня есть все: молодость, любимая профессия, известность и, главное, чистая совесть.

Свои силы я хочу посвятить на созидание, на построение Беларуси, в которой не будет политических репрессий. Я требую оправдательного приговора для себя, для своих коллег и для сотен политзаключенных».

Приговор будет оглашен в четверг в 10.00.

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?