Отмечая тотальный беспредел, мы часто упоминаем сталинский террор. Но есть одна существенная разница, которая парадоксальным образом внушает оптимизм, пишет в фб Сергей Ваганов, ветеран белорусской журналистики и дед Катерины Андреевой.

В 30-е годы власть была по разным причинам заинтересована вовлечь в свои преступления как можно больше людей. Суды происходили в клубах, домах культуры, даже в заводских цехах, в присутствии сотен и тысяч рабочих. Так называемые «тройки» образовались позже, когда репрессии приобрели глобальный масштаб.

Сегодня лукашенковский режим делает все возможное, чтобы ограничить информацию о судебных процессах, присутствие на них не только независимой прессы, но и всех желающих.

Представьте себе суд над Бабарико на МЗКТ или во Дворце культуры МТЗ…

Режим боится народа, пытается через лакейскую журналистику накачивать общество своими собственными страхами.

Короче, мы, по-моему, являемся свидетелями того, как в последних судорогах корчится последний сталинизм в Европе. Да и в Евразии наблюдаются приметы того же.

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?