Валерий Руднев.

Перебрался из Кыргызстана в Беларусь, потому что климат понравился

Валерий — русский по национальности, родился во Фрунзе (ныне Бишкек) и переехал оттуда в Минск в 80-х годах. 

«Я работал в Минлегпроме, и в белорусский «нархоз» меня направили доучиться на факультет организаторов промышленного производства. Мне очень понравился местный климат, пришлось по душе ходить летом в пиджаке, а не страдать от сорокаградусной жары. Так что я все бросил во Фрунзе и перебрался в Минск», — вспоминает собеседник.

В Минске Валерий работал главным энергетиком Минского райисполкома. После перешел на работу в «Белкоопсоюз» на должность главного механика, женился.

«Затем мне предложили заняться атомной энергетикой, я и согласился. Работал на Крайнем Севере в городе Полярные Зори: занимался пусконаладочными работами на новых блоках Кольской, Калининской, Балаковской атомных станций. Там у нас с женой родилась дочь. В Беларусь вернулись в 2000-м. Построили дом в Узде, ближе к природе, там и жили. Через четыре года жена, к сожалению, умерла после болезни».

Валерий в молодости.

Уже когда дочь подросла, Валерий решил, что нет смысла в одиночку жить в большом доме, и опять вернулся в Минск, где встретил свою вторую любовь. В скором времени они поженились.

«Бабарико — тот фундаментальный лидер, который мог бы поднять страну»

Валерий рассказывает, что хоть в 1994 году, когда проходили первые президентские выборы, работал на севере, все же следил за местными политическими событиями.

«Лукашенко, на мой взгляд, не подходил на должность руководителя страны. Хотя, если честно, и других лидеров я тогда и после особо не видел…»

Исключением стал 2020 год, когда кандидатом в президенты выдвинулся экс-банкир Виктор Бабарико. Валерий признается: именно в нем он увидел фундаментального лидера, человека, который сумел бы объединить страну и вывести ее из экономического кризиса.

«К сожалению, Бабарико не зарегистрировали, поэтому по итогу я голосовал за Тихановскую», — говорит мужчина.

До выборов Валерий не собирался выходить на улицу, но «нарисованные», на его взгляд, 80% и последовавшее насилие подвигли его к участию в первых августовских акциях.

«Мне никогда не нравился стиль руководства страной, в результате которого здесь сформировалась единоличная власть, подменившая собой те три ветви власти, которые присущи демократическому государству. Некоторые знакомые россияне говорили мне: «У вас он молодец, сохранил промышленность». Но можно ли говорить об эффективности промышленного производства и экономики, если перед страной каждый год стоит вопрос, где взять кредиты? Многие пенсионеры получают по 300 рублей, потому они и вышли на марши. Ну, и за своих детей, внуков».

«Кто-то зацепил меня и разбил губу, повредил зубной мостик»

Как рассказывает собеседник, в день своего фатального задержания он просто вышел на традиционную вечернюю прогулку: пенсионер ежедневно проходит 10 тысяч шагов и отжимается минимум 60 раз. Кто знал, что акция в поддержку Марии Колесниковой, которая в тот день порвала свой паспорт, чтобы не дать силой вывезти себя за границу, пройдет практически под окнами дома Валерия, на пересечении Машерова и Куйбышева.

 

Валерий описывает, как все происходило в тот вечер:

«Я когда вышел на улицу, сразу услышал крики «Ганьба!». Видимо, кого-то уже задержали. У меня плохое зрение, потому я решил подойти поближе к толпе. Расспросить, что происходит. На улице, кроме обычных людей, стояли люди, одетые как в военную форму без опознавательных знаков, так и в гражданскую. И вот в какой-то момент парень из толпы начал кричать людям в оцеплении: «Кто вы такие?». Те на него полетели. В этом хаосе кто-то, пробегая мимо, зацепил меня, ударил сбоку по лицу (потом оказалось, что мне разбили губу и повредили зубной мостик). Когда поднял глаза после удара, увидел, что от меня отбегает парень в зелёной куртке. Я решил, что это он меня ударил, догнал его, развернул. Спросил: «Что же ты делаешь?» А дальше он то ли оттолкнул меня, то ли послал. Ну, и произошел конфликт. Может, взыграла русская кровь: все-таки вы видите по протестам в России, Кыргызстане, что люди там более горячие. Может, тому парню как раз случайно попало, и это самое обидное для меня… На очной ставке он потом все отрицал».

После конфликта с омоновцем к Валерию подбежали уже четверо мужчин. Сначала ударили по ноге, повалили пенсионера и понесли в бусик.

Двое суток пенсионер провел в одиночной бетонной камере Советского РУВД без еды и обуви: ботинки потеряли, пока тащили мужчину в бус. После допроса следователя перевели на Окрестина, откуда отпустили еще через сутки под поручительство дочери и жены.

«Жена узнала, где я, только на вторые сутки: следователь разрешила мне позвонить. Кроме жесткого момента задержания, меня не трогали — думаю, повлиял мой возраст. То же можно сказать и о дальнейшем приговоре: если бы не годы и вторая группа инвалидности, может бы меня отправили за решетку, изолировали».

«В самое ближайшее время увидим перемены в стране»

Судебный процесс по делу Валерия тянулся два дня. Суд признал мужчину виновным «в насилии в отношении сотрудника органов внутренних дел в целях воспрепятствования его законной деятельности» и вынес наказание, запрошенное прокурором: ограничение свободы без направления в исправительное учреждение на пять лет.

«Этот омоновец, с которым случился конфликт, оказался пристойным парнем: даже не подал на моральный вред и в суде просил меня строго не наказывать. Претензий у него ко мне не было. Произошедшее со мной — печально, но, думаю, мы это переживем и в самое ближайшее время увидим перемены в стране», — говорит Валерий.

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?