Фрагменты из последнего слова переводчицы опубликовал сайт Белорусского ПЕН-центра.

— 12 ноября 2020 года умер избитый Роман Бондаренко. Я сильно скорбела и была в глубоком трауре, глубоко сопереживала матери, потерявшей своего единственного сына. Думаю, то же самое чувствовали мои знакомые и близкие.

15 ноября я решила съездить на Восточное кладбище, на могилу своего покойного отца (…) Возле станции метро «Пушкинская», я увидела людей, с которыми разговаривал Азарёнок. Он спрашивал: «Почему вы сюда пришли? Что вы знаете о нем? Как отчество Романа Бондаренко? Как отчество Романа Бондаренко? Как отчество Романа Бондаренко?»

Не получив ответа, Азарёнок спросил: «Как же вы можете скорбеть по Бондаренко, если даже не знаете его отчества?»

Не нужно быть филологом, чтобы понять, что это риторический вопрос. Смысл понятен: вы лжете, что скорбите. То есть мы не скорбели по погибшим в метро, если не знали их отчеств? Я была настолько возмущена, оскорблена отсутствием простой человеческой эмпатии, что не смогла сдержаться. Я была в состоянии крайнего эмоционального потрясения. Сожалею ли я? Сожалею. Потому что из-за этого инцидента я, единственная дочь, не могу ухаживать за своей матерью».

Калацкая призвала суд к милосердию и вынесению приговора, который не ограничит ее свободу настолько, что она не сможет в позднее время или на выходных срочно выйти за лекарством для больной матери или отвезти ее в больницу:

«Я не умею просить, но у вас тоже есть родители, которые когда-нибудь станут старыми и беспомощными».

Калацкая также поблагодарила журналистов и писателей и всех, кто ее поддерживал во время нахождения за решеткой. В особенности, канадской писательнице Маргарет Этвуд, которая призвала власти Беларуси к безотлагательному освобождению переводчицы.

В конце выступления с последним словом Калацкая прочитала стихотворение из известного романа Этвуд «Пенелопиада», который вышел в переводе на белорусский в 2018 году и который она перевела совместно с Марией Мартысевич. Символично то, что роман заканчивается судебным процессом, и стихотворение это — последнее слово, обращенное к призраку Одиссея призрака убитых им девушек-служанок:

бязмоўныя
бястварыя
бязвінныя
ахвяры мы
бяспраўныя
рабыні мы
гурток нямы
ды як ты мог?!
лічыў, ты бог?
сюды цяпер
ты трапіў сам
няма нідзе
спакою нам
будзем цяпер
заўжды ў журбе
гукаць цябе
гікаць табе
сваю тугу
тугу тугу
угу угу
угу

Ольгу Калацкую за две пощёчины Азарёнку приговорили к двум годам домашней химии

«Не променяю этот год ни на какой другой!» Что известно о задержанной переводчице Ольге Калацкой

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?