Мемориал в Березе

Кто и зачем построил лагерь в Березе

«В начале 1930-х годов, на фоне мирового экономического кризиса, внутри Польши резко возросли и проблемы с национальными меньшинствами (в первую очередь, с украинским). Фактически в польском государстве были три серьезные политические организации: польские националисты (ONR — Obóz Narodowo-Radykalny), коммунисты и левые (КПП, КПЗУ, КПЗБ и др.) и украинские националисты (УВО — Українська військова організація)», — рассказывает исследователь.

Практически все эти организации имели свои радикальные течения и боевые дружины. Газеты того времени были заполнены сообщениями о серьезных столкновениях на улицах городов, в ходе которых были раненые и убитые с применением даже огнестрельного оружия.

«Хорошо об этой ситуации рассказывает вышедший в прошлом году польский сериал «Król». Польские власти искали способ временной изоляции наиболее активной части этих организаций, и уже весной 1934 года рассматривалось предложение создать лагерь для «опасных для государства элементов», — говорит Кныревич.

Формальной причиной, которая ускорила создание лагеря, стало убийство министра внутренних дел Польши Бронислава Перацкого. Уже через два часа после приведших к его смерти выстрелов польский премьер Леон Козловский представил Юзефу Пилсудскому проект так называемого места изоляции в Березе. До войны Полесье было малонаселенным регионом. Большую его часть покрывали леса и болота. Дорог почти не было. Это было идеальное место для лагеря, сбежать оттуда было почти невозможно.

В лагере, расположенном в старых царских казармах, власти рассчитывали перевоспитать оппонентов — физическими и психическими пытками. Законным путем сделать это было нельзя, поэтому лагерь в Березе противоречил даже тогдашней польской Конституции. С течением времени в лагерь начали привозить людей за совершение экономических преступлений, мошенников, сутенеров, валютчиков и спекулянтов.

За что можно было попасть в Березу

Достаточно было малейшего подозрения.

В Березу попадали без суда и следствия. Изолировали людей, в отношении которых полиция не могла доказать факт нарушения закона. Хватало подозрения, что кто-то нарушает безопасность и общественный порядок. 

Сотрудники лагеря

На «перевоспитание» заключенного отводилось 3 месяца, но при необходимости срок можно было продлить. Самый длительный срок изоляции в Березе составил 2,5 года. Ставилась задача максимально ослабить волю заключенного к сопротивлению.

Основной категорией заключенных в Березе Картузской были политзаключенные, большая половина из них — коммунисты. В первые годы наиболее массовой группой были украинские националисты и польские радикалы. В 1937-38 годах треть заключенных составляли уголовники и спекулянты.

Кем были первые заключенные

Это были девять членов польского Национально-радикального лагеря (ONR) и члены Организации украинских националистов (ОУН), подозреваемые в причастности к убийству министра Перацкого.

«Стоит отметить, что практически в течение почти месяца не было ясности, кто убил Перацкого, поэтому в Березу попали представители трех основных политических групп: украинские националисты, польские правые и коммунисты», — добавляет Сергей Кныревич.

Сохранились их воспоминания. Несколько месяцев под стражей они собирались посвятить чтению книг и изучению иностранных языков. Но они и подозревать не могли, что их ждет.

Сколько в лагере было белорусов и сколько из них погибло

За 5 лет существования лагеря через Березу прошло 9 тысяч заключенных: до сентября 1939 года — 3 тысячи, а в последние две недели существования лагеря — 6 тысяч человек.

«Белорусы за годы существования Березы Картузской составили в лагере около 2—3%, то есть приблизительно 150—200 человек. Почти все были коммунистами, — говорит исследователь. — Несколько десятков были белорусскими незалежниками».

13 заключенных умерли от болезней. От последствий пыток в Березе погиб единственный белорус — коммунист Ян Мозырко. О нем будет сказано ниже.

Кто из известных белорусов прошел через Березу

  • Национальный и религиозный деятель Вячеслав Богданович. Через месяц после освобождения из лагеря его задержал НКВД. При польской власти Богданович почти 20 лет являлся сенатором, но после прихода «освободителей» трагически погиб уже через месяц. По имеющимся данным, его расстреляли энкаведисты в том же году в Лукишской тюрьме в Вильне. Место захоронения неизвестно.
  • Сергей Хмара — белорусский национальный деятель и поэт. Содержался в Березе дважды, первый раз больше года. После освобождения был задержан НКВД и сбежал из-под конвоя.
  • Николай Анцукевич — бывший директор Виленской белорусской гимназии.
  • Юлиан Сакович — белорусский общественный и политический деятель.
  • Янка Шутович — белорусский литературовед, издатель, общественный и культурный деятель

Каким был день заключенного в Березе

День начинался в 4 утра. У заключенного было несколько минут на то, чтобы облиться водою и одеться. Затем — уборка и завтрак.

В 6.30 начиналась работа либо утренняя гимнастика. С перерывами на обед и ужин рабочий день продолжался до 19.15. После этого объявлялся комендантский час.

Правила запрещали заключенным разговаривать, курить, получать посылки с продуктами. Встречи с близкими и любые самовольные действия запрещались. Очень часто проводились ночные обыски. Даже чтобы пойти в туалет или высморкаться, нужно было просить разрешения у надзирателей.

Реалии жизни в Березе

Умыться утром не у каждого была возможность. Баня предусматривалась раз в неделю. На 300 заключенных было две бочки воды.

Очень часто после чистки туалета заключенные не успевали даже помыть руки. Того, кто не успевал по свистку отойти от умывальника, били.

На отправление физиологических потребностей иногда давалось пять секунд, в результате у заключенных развивались желудочно-кишечные заболевания.

В лагере была своя библиотека (1934—1935), где заключенные могли брать книги. Издания там были политически выверенными, например работы Пилсудского. Украинцы шутили, что вопросы тактики и стратегии политической борьбы они осваивали именно по книгам Пилсудского.

Заключенный из Украины Самуэль Подгаецкий вспоминал, как однажды одному белорусу приказали бежать сквозь строй надзирателей. Белорус бежал, поддерживая за плечо своего друга. Полицейские били его дубинками и приказывали отпустить друга. «Белорус не произнес ни слова, по его голове стекала кровь, он еще сильнее сжимал своего товарища и бежал дальше», — написал Подгаецкий в своих воспоминаниях.

Был случай, когда одному украинцу (его фамилия была Чуба) надзиратель приказал считать до трех. Чуба это сделал по-украински и на приказы считать по-польски не реагировал. За это охрана его избила, несколько дней он не мог ходить.

«Стежка Сталина»

В 1938 году узкую дорогу на лагерной площадке засыпали битым красным кирпичом и заставляли заключенных ползать по ней на коленях. Она получила название «стежка Сталина». Ее придумали уголовники, которых в тот год было в лагере очень много. Они выполняли там роль «капа», то есть бригадиров. Длина «стежки Сталина» составляла около 30 метров. После команды «Ложись» полицейские ходили по спинам заключенных.

Трагически закончилось издевательство над белорусским коммунистом Яном Мозырко. Надзиратели засыпали Мозырко опавшей листвой и по очереди ходили по нему. Потом кинули его в карцер. Вечером Мозырко заболел воспалением легких и через несколько дней умер в больнице в Кобрине.

Работа заключенных в Березе

Практического смысла в лагерной работе, по воспоминаниям заключенных, было мало, это был один из методов перевоспитания инакомыслящих.

Узников запрягали вместо лошадей, чтобы возить древесину, камни, навоз. Заключенные таскали борону и плуг.

Но были и полезные работы. Заключенные укрепляли шоссе Береза—Кобрин, расширяли и углубляли речку Кречет, которая протекает через Березу, благоустроили монастырь, мостили булыжником улицы в Березе.

Для поддержания чистоты вокруг лагеря заключенному давали метлу в руки и приказывали мести километр дороги. С одним условием: нельзя было ни на секунду разогнуться.

Карцер

За серьезные проступки заключенных помещали в карцер. Это были камеры без окон, в которых стояло только помойное ведро. Спать приходилось на бетоне, на который часто выливали 3-4 ведра воды — ни присесть, ни прилечь на пол не было возможности. Люди ходили по воде.

Виленский рабочий Малярович после нескольких месяцев в карцере сошел с ума. В 1937 году, под давлением общественного мнения, его освободили.

Условия в лагере плохо воздействовали и на охрану. Трое надзирателей совершили самоубийство от нервного срыва. После окончания службы в Березе надзиратели несколько месяцев оставались без работы, чтобы «отойти» от жизни в лагере. И только после этого их направляли на службу в полицейские участки.

Как выходили или сбегали из Березы

Сбежать удалось однажды, в 1938 году. Это был уголовник Владислав Новак. Местным полешукам запрещалось иметь какие бы то ни было контакты с заключенными. За помощь и даже разговор можно было самому попасть в Березу.

«Об одной из попыток побега из лагеря мне рассказал один из очевидцев, — рассказывает Сергей Кныревич. — Около 30 заключенных привели к березовскому костелу, возле которого копали траншеи. В конце дня заключенных выстроили и начали считать. Одного недосчитались, охрана забегала и встала в кольцо, заставив заключенных перекопать только что накиданные кучи земли. В одной из траншей был обнаружен попытавшийся совершить побег: он укрылся робой, а зэки забросали его землей. После этого случая заключенных не водили на работы к костелу».

Выйти из лагеря можно было после подписания декларации о лояльности или обязательства выехать из Польши. Заключенные, например, должны были отказаться от коммунистической деятельности. Но потом коммунисты в Березе сговорились, чтобы подписывать всё, что им дают, а после освобождения продолжать свою деятельность.

Рассказывать после освобождения о том, что происходило в Березе, было нельзя. Это грозило возвращением.

Знал ли кто-нибудь о происходящем в Березе

Против лагеря в Березе протестовали в 30-х годах правозащитные организации, но к их голосу власть не прислушивалась. Листовки об условиях в Березе неоднократно конфисковывались. Против существования лагеря призывали газеты практически всего политического спектра: от правых до левых. Тему поднимали не раз и депутаты польского Сейма. Но все было впустую.

Когда в Березу попали последние заключенные и что с ними произошло

В сентябре 1939 года, когда немцы напали на Польшу, в Березу прибыли последние узники. Всего их там было 6 тысяч. Кроме уголовников, там были немцы, которых поляки подозревали в шпионаже.

Основную массу составляли польские граждане немецкой национальности (от 3 тыс. до 3,5 тыс.), которых польские власти превентивно изолировали. Причем не только в Березе, но и в других польских тюрьмах. В основном это были обычные граждане, далекие от политики. Среди них было несколько десятков священников. Второй по численности группой были украинцы (от 1,5 тыс. до 2 тыс.), и здесь основную массу составляли обычные крестьяне.

Отдельно стоит назвать небольшую группу немецких военнопленных (30—50 человек), в основном это были летчики. Судьба этих военнопленных была трагична.

Последние узники Березы вышли на свободу после прихода большевиков 17 сентября. Утром 18 сентября заключенные концлагеря увидели, что никакой охраны нет. Как выяснилось, охранники сбежали, опасаясь приближения советских войск.

Но официальный декрет президента, на основе которого был создан лагерь, правительство в изгнании отменило лишь в сентябре 1941 года.

Правда ли, что немцы создавали свои лагеря по образцу лагеря в Березе

«Аналогичные лагеря, — говорит Сергей Кныревич, — существовали во многих тоталитарных странах того времени. Мне не известно, чтобы поляки брали за образец нацистские концлагеря, и наоборот. Логика тоталитарного государства такова, что оно стремится изолировать политически неблагонадежных — так происходило в СССР, Германии, Италии и других странах».

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?