Дмитрий Кучук. Фото Сергея Гудилина.

«Все началось 26 апреля около 16.00. Приехали какие-то люди на бусиках, стали рваться в дверь офиса партии «Зеленые». У меня в это время был прямой эфир. В конце концов, они попали в офис около 18:30, перед этим отрубили в офисе интернет и мобильную связь. Телефон удалось спрятать, а ноутбук, к сожалению, забрали.

Далее — суд и Окрестина. Условия очень тяжелые: в камере на восьмерых находилось 18 человек. Почти все были задержаны 26 апреля.

Задержания не обоснованны: кто-то шел в «Галерею» за покупками, один рабочий с МТЗ поднял руку возле Октябрьской — его задержали. Сидели со мной научный сотрудник Академии наук, программист, весь спектр общества. При этом нельзя сказать, чтобы они целенаправленно шли на «Чернобыльский шлях».

Условия на Окрестина тяжелые. Тебя там практически полностью лишают сна, поскольку трижды за ночь проходят проверки, когда называют твое имя и ты должен ответить.

Потом меня перевели в Жодино. Там каждое утро ставят на так называемые «растяжки», происходит такое моральное давление. Мы там все были без матрасов. В камере на десятерых было по 15 человек. Спали кто на лавке, кто на полу, кто где. Нам сразу сказали, что политическим матрасы не дают.

Были случаи, когда били по ногам. Одному пенсионеру — кажется, ему лет 70, попал на сутки с сыном, — сильно поранили ногу. И у молодых людей, когда били по косточкам, сильно опухали ноги.

В камере холодно, поэтому почти у всех был насморк, простуда. Добиться врача было практически не возможно. Говорили на это: «Откуда вы знаете, что у вас температура?» Причем где-то у половины людей был жар. Слышали по ночам крики — не знаем, политические ли это были, но похоже, что людей били.

В Жодино тоже лишают сна, постоянно включен свет, бывало, что после отбоя надолго включали радио и было практически невозможно уснуть. Нельзя было сидеть на первом ярусе, спать днем.

На Окрестина — хлорка ежедневно, но я не могу сказать, что она была сильной концентрации. Возможно, подействовала волна в СМИ, когда поднимали эту тему. В Жодино один раз сводили в душ.

Быстро все забывается, но непросто было и там и там. Питание кому-то больше нравилось в Жодино, кому-то на Окрестина. Кормили регулярно, передачи были все время. С этим более-менее.

Выпустили практически всех вместе: из Жодино одновременно отпустили человек восемь. У меня в протоколе задержание было записано в 18:30, но выпустили на два часа позже.

Кого-то вызывали на беседы, отвозили в РУВД, кого-то за флаги, кто-то не открывает телефон. Если повторная статья в течение года, то, как правило, дают по 30 суток. Много примеров, когда люди попадают ни за что.

Настроение рабочее, отхожу. Теперь уже в офисе, будем бороться дальше».

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?