Выводы, к которым пришла комиссия, занимают один абзац. Там просто говорится, что в книге «установлено наличие признаков проявления экстремизма». Далее указаны непосредственно признаки, которые перечисляются в белорусских законах. Все они относятся к текстам о белорусской национальной идее или какие-то конкретные — непонятно.

Мы связались с тремя из восьми участников экспертной комиссии, готовившей заключение. Одна из них отказалась от комментариев. А ещё двое рассказали нам, как искали экстремизм в «Белорусской национальной идее».

Эксперты по экстремизму

В комиссии мы нашли троих сотрудников УВД Миноблисполкома: полковник милиции Николай Максимович, первый замначальника Виталий Козлов, начальник криминалистического отдела Максим Цупа. Также там двое идеологов из Миноблисполкома — Ольга Топдемир и Нина Грамузова. Первая до сих пор работает в идеологическом управлении, а вторая, похоже, уволилась или перевелась, хотя раньше упоминалась как сотрудница отдела по работе со СМИ. Сейчас, судя по сайту исполкома, в отделе остался один сотрудник из четырёх, остальные три места вакантны.

Эксперты Максимович, Цупа, Козлов / Еврорадио

Кроме них, в комиссии экс-директор радиостанции «Минская Волна» Тамара Вятская, преподаватель БГМУ Алексей Катичев и руководитель «Центра глобализации, интеграции и социокультурного сотрудничества» в Институте философии НАН РБ Наталия Кутузова.

Из восьми участников комиссии один голосовал против

Именно Наталия Кутузова — единственная из состава комиссии, кто не увидел экстремизма в книге «Белорусская национальная идея».

— При мне эти [экстремистские. — Еврорадио] признаки озвучены не были, и я голосовала, исходя из собственного понимания содержания этой книги. Признаки [экстремизма. — Еврорадио] не были сформулированы на заседании комиссии, — объясняет она нам.

Наталия Кутузова / zviazda.by

Тамара Вятская говорит, что о том, какие признаки экстремизма содержит в себе книга «Белорусская национальная идея», ей говорить не рекомендовали. Но лично ей книга не нравится.

— Все мои родственники живут на Украине [так и сказала. — Еврорадио], и я эту ситуацию знаю изнутри, и она очень неоднозначная. И я не понимаю, зачем такая книга нужна. Я не нашла ответа в этой книге, зачем она написана. Она разрушительная, она жёсткая. Опять же, я женщина, и, может, мужчинам это всё нравится, но мне это не нравится. Отвечу на это так: нам, православным, можно всё, но не всё полезно. Эта книга не полезна.

Как комиссия решает, где есть экстремизм, а где нет

На обсуждение 600-страничного издания эксперты собирались один раз.

— Просто члены комиссии проголосовали, и всё, — продолжает Наталия Кутузова.

Метод экспертизы, указанный в заключении комиссии, — «визуальное исследование». Создаётся впечатление, что эксперты просто посмотрели на обложку книги. Но это не так. Тамара Вятская рассказывает, что всё же ознакомилась с содержанием.

— Нет, [читала книгу. — Еврорадио] не всю. Я её читала «по диагонали». Дочитывала её в интернете, — добавляет эксперт.

Интересно, что в свободном доступе текста книги «Белорусская национальная идея» нет. Его можно разве что купить.

— Обычно книги просто просматривают. Я знаю, что книгу смотрели, при мне её брали в руки, перелистывали. О том, насколько внимательно её читали, я не могу сказать. Обычно на заседании каждый берёт книгу и смотрит, высказывает своё мнение — есть ли там какие-то признаки либо нет, — рассказывает Наталия Кутузова. — Учитывая, что там размещены интервью достаточно известных людей, чья позиция мне известна по их другим публикациям, лично у меня это заняло не очень много времени.

Выводы — как под копирку

Ещё одна книга, в которой эксперты недавно нашли признаки проявления экстремизма, — «Белорусский Донбасс» журналистов Игоря Ильяша и Екатерины Андреевой. Комиссии собирались в разном составе: на обсуждении книги об участии белорусов в противостоянии на юго-востоке Украины Наталию Кутузову заменил директор комплекса «Хатынь» Артур Зельский. А вот выводы, к которым пришли комиссии, слово в слово повторяют друг друга.

Выводы экспертной комиссии по обеим книгам / Еврорадио

Перечисление найденных в книгах «признаков проявления экстремизма» занимает почти восемь строк. Это компиляция из нескольких статей Уголовного и Административного кодексов.

О том, что комиссия не особо-то вдумывается в текст, а просто копирует его из заключения в заключение, свидетельствует формулировка «и (или)» в конце перечисления. Если бы книги реально изучались на предмет экстремизма, эксперты должны были бы прийти к конкретному выводу: «инструкции по взрывному делу» можно «использовать в планировании и совершении террористических актов путём подрыва» гражданских или военных объектов или всё-таки гражданских и военных объектов? Здесь же конкретной формулировки нет — только общая.

Тем не менее в апреле на основании этого вывода в Минске судили жителя Минского района Егора Старовойтова, у которого книгу «Белорусская национальная идея» нашли дома во время обыска. Но 7 мая — дело прекратили — истекло время, отведённое на привлечение к административной ответственности.

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?