Фото: Tut.by

Дело рассматривает судья Сергей Кацер. Любовь участвует в заседании по скайпу. Кацер зачитывает, что Любовь обвиняют в участии в несанкционированном массовом мероприятии — ч. 1 ст. 24.23 КоАП.

Журналистка сразу заявила, что рядом с ней проходит другой процесс — судят Анатолия Лебедько, поэтому она очень плохо слышит то, что говорит судья. Судья несколько раз повторяет свои вопросы о ее биографии, зачитывает ее права — Любовь слышит все это лишь частично.

Касперович заявляет первое ходатайство: через 10 минут заканчивается 72 часа после ее задержания, и она до сих пор не знает, за что ее задержали и за что она находится в ИВС на Окрестина — просит ознакомить ее с протоколом задержания и правонарушения.

— Я впервые от вас слышу, в чем меня обвиняют, — заявила журналист судье.

— В протоколе имеется отметка, что вы отказались от получения копии протокола, делать отметку, что вам объяснялись ваши права и обязанности, отказались подписывать протокол, — сказал судья.

— Это ложь. Когда делали опись моего имущества, спустя 5 часов после задержания, я делала в протоколе описи отметку, что мне не объяснили, за что я задержана, — заявила Касперович.

Судья Кацер отказал журналистке в ходатайстве — она не сможет ознакомиться с протоколом.

Касперович заявила еще одно ходатайство — пообщаться с адвокатом Андреем Мочаловым.

Защитник также заявил ходатайство — пообщаться с подзащитной, суд его удовлетворил, но дал лишь 7 минут на общение. Из зала попросили выйти всех, кроме адвоката и секретаря судьи — она будет присутствовать при конфиденциальном общении подзащитного с адвокатом.

После общения с журналистом адвокат Мочалов попросил судью предоставить ему время, чтобы ознакомиться с делом. Судья удовлетворяет ходатайство, в суде перерыв до 11.40.

После перерыва адвокат заявил, что в деле имеется протокол, в котором указано, что Любовь была задержана 14 мая в 11.15. То есть 72 часа административного задержания истекли, и журналиста должны отпустить, исключений в законе нет. Адвокат ходатайствовал, чтобы Касперович освободили из-под стражи и вызвали в суд повесткой.

Судья Кацер ходатайство отклонил.

— В связи с тем, что рассмотрение дела суд уже начал, Любовь Викторовна по скайпу участвует, адвокат участвует — препятствий для рассмотрения дела нет, — заявил Сергей Кацер.

Адвокат Мочалов в ответ на это заявил отвод судье.

Судья ушел в совещательную комнату, чтобы принять решение.

В перерыве адвокат рассказал, что Любовь чувствует себя хорошо, у нее все нормально.

В итоге ходатайство об отводе судья отклонил, судебное заседание продолжилось в том же составе.

Адвокат Мочалов заявил еще одно ходатайство: несмотря на то, что новым КоАП предусмотрено участие в суде через скайп, адвокат не видит в этом необходимости, учитывая очень плохую связь, о чем не раз заявила в суде Касперович, плюс, обвиняемая видит только лицо судьи. Защитник попросил обеспечить личную явку Любови в суд.

— Любовь Викторовна, вы слышали ходатайство защитника? — спросил судья.

— Нет, — сказала Любовь, на заднем фоне у нее продолжают говорить какие-то люди и что-то шумит.

Судья ходатайство отклонил. Любовь попросила объяснить ей, почему она в ИВС, если нет никакого решения суда о ее виновности, а 72 часа уже истекли.

— Любовь Викторовна, вы не можете задавать вопросы суду, — заявил Кацер.

Защитник попросил приобщить к материалам дела также копию заявления из РУВД Московского района, запись из книги замечаний, которую сделал адвокат в РУВД — все, что свидетельствует о том, что адвокат был 14 мая в РУВД, но его к подзащитной так и не пустили.

Судья зачитал протокол: 14 мая с 10.10 до не позднее 10.40 Любовь Касперович приняла участие в пикетировании — находилась на площадке у главного входа в Дом правосудия на Семашко, 33, где в составе группы граждан, собравшихся для выражения своих политических взглядов и отношения к судебному процессу, проходящему в Доме правосудия, приняла участие в несанкционированном массовом мероприятии.

— Абсолютно не признаю свою вину, — заявила Любовь Касперович.

Журналист рассказала, как все происходило. Накануне суда Касперович получила от пресс-службы суда аккредитацию на освещение суда по «делу студентов». Перед входом в суд Любовь поговорила с отцом одной из студенток, а потом, к 10 часам подошла к залу суда, где стояли железные рамки, возле них ожидали журналисты и родственники обвиняемых.

— Конкретно в то время, которое указано в протоколе, я была у зала суда. После 10 вышла помощник судьи и в зал стали запускать родственников. В 10.46 перестали пускать в зал, но я еще стояла там, и обратила внимание на плачущую бабушку. После этого — ближе к 11 часам — я пошла к выходу. Все это можно отследить по сообщениям моему редактору. Я вышла из здания суда, видела, как люди расходятся. Сотрудники милиции сказали, что пропуск в зал закрыт, всех попросили разойтись. Я пошла к метро, меня задержали не у площадки у Дома правосудия, а сильно далеко от нее. В моем телефоне есть диктофонная запись, где слышно, что я вела ее еще и после 11 часов. Я была задержана то ли в 11.13, то ли в 11.23 — у меня вырвали телефон, я точно не запомнила. Меня задержали по дороге к метро «Петровщина», все, что я видела — это трансформаторную будку, — рассказала Касперович.

— Во сколько начинался уголовный процесс? — спросил судья.

— Официально он должен был начаться в 10.30, но я запомнила, что он начался в 10.46, это все можно увидеть на tut.by, — сказала Люба.

— Сколько людей было на площадке перед судом? — уточнил судья.

— Я не считала.

— А сколько было людей, когда вы зашли в суд?

— Немного, около 10 человек. Когда я уходила — может, несколько десятков.

Адвокат попросил Любу подробно описать, что происходило на площадке перед Домом правосудия в тот день.

— Я вышла из здания суда и очень удивилась, что людей стало больше, чем когда я заходила. Мне редактор сказал посмотреть, что происходит на улице. Люди стояли группками, они просто общались. Очень много людей уходило в сторону метро, много — к РНПЦ. Еще я видела двух сотрудников милиции, один был с мегафоном. Я все рассказала редактору. Милиция не произносила фразу «вы участвуете в несанкционированном массовом мероприятии», они просто говорили, что допуск в зал закончен. Я видела, как задерживали студентов по дороге к метро и студентов, которые уже садились в машину, чтобы уезжать, — рассказала Касперович.

Журналист подчеркнула, что у людей у суда не было символики, они ничего не кричали, не было лозунгов. Все просто медленно расходились.

— Я бы ни за что не подумала, что это пикет или какое-то массовое собрание, это просто люди, которые уходили из суда. Я была одна, не была ни в какой группе граждан, цели публичного выражения своих политических интересов у Дома правосудия у меня не было. Моя единственная цель была — сделать качественно свою работу. К сожалению, я не попала в зал суда, но сделала все, что могла, и пошла дальше делать свою работу. Если вы увидите опись моего имущества, вы поймете, что сумкой и кошельком пикетировать невозможно, — заявила Касперович.

Люба также рассказала, что по дороге к метро догнала и поговорила с четырьмя студентами, которые не смогли попасть в зал суда и очень переживают за обвиняемых студентов, о переписках с ними — все это есть на диктофоне журналиста.

— После этого к нам просто подъехал микроавтобус, оттуда выбежали 5 сотрудников ОМОНа, студенты разбежались, я отбежала недалеко — я ничего не нарушала, почему должна убегать? Меня тут же и задержали. В микроавтобусе мне сказали положить руки на колени и что повезут в РУВД, там я пробыла до 23 часов. И вот уже трое суток я нахожусь в камере на 3 человека, где спит 7 человек. У нас не выключают свет, спим на голых досках — никаких спальных принадлежностей нет, — отметила журналист.

Адвокат обратил внимание, что сотрудник РУВД брал у Любы объяснения, где она подробно описала, как произошло задержание, и предполагала, что они войдут в протокол.

— Куда делись мои письменные объяснения, я не знаю. Меня после отвели еще в кабинет, где сняли отпечатки пальцев, сфотографировали и дали расписаться в бумаге, что я не буду распространять нацистскую символику. Ознакамливаться с протоколом, как других студентов, меня не водили, — рассказала Касперович. Журналист подчеркнула, что не отказывалась ознакамливаться и получать копию протокола об административном правонарушении, как написано в материалах дела, ей просто ничего не показали, хотя она настаивала.

Судья спросил у Любы, с какой целью студенты и другие люди пришли к суду 14 мая.

— Я не знаю, я с ними не знакома. Те студенты, которых я встретила по дороге к метро, как я понимаю, хотели попасть на процесс, но не смогли, поскольку мест в зале не было, — ответила Касперович.

После допроса суд перешел к исследованию письменных материалов дела. В рапорте, согласно которому Любовь Касперович пикетировала у Дома правосудия, сказано, что она была задержана в 11.05 недалеко от Дома правосудия. Рапорт подписан участковым Пахно Антоном, свидетелем по делу проходит Иванов Иван Иванович.

В материалах дела также есть ссылки на телеграм-каналы с анонсом суда по «делу студентов» и с чьим-то комментарием о том, что студенты находятся за решеткой уже полгода. Судья зачитал все материалы и объявил перерыв на 5 минут для организации допроса свидетелей.

Первым в суде собираются слушать свидетеля Иванова Ивана Ивановича (личные данные изменены). Судья приглашает его через сотрудников ИВС на Окрестина, которые участвуют в процессе вместе с Любой по скайпу. Любовь Касперович не сразу поняла, к кому обращается судья.

— В этом чате еще кто-то есть? — спрашивает Люба.

— Нет, я попросил сотрудников там, у вас, пригласить свидетелей, — пояснил судья, на что Люба засмеялась.

— Касперович, вам весело?

— Так этот человек был здесь, слышал все, что я говорила, как он может быть свидетелем? — удивилась журналист.

Такое же замечание сделал адвокат. Тем не менее, судья заявил, что будет проверять личные данные свидетеля и его удостоверение, для чего всех попросили покинуть зал заседания. В суде объявлен перерыв до 14 часов.

После перерыва процесс возобновился, и, несмотря на замечания Касперович и ее защитника, свидетелем остался все тот же Иванов Иван Иванович (сотрудник правоохранительных органов с измененными паспортными данными), который будет давать показания с Окрестина и слышал показания журналистки.

Адвокат Андрей Мочалов сделал замечание, что Иванов не может быть свидетелем, поскольку сидел рядом с Касперович, когда она давала показания.

— Ваше замечание зафиксировано, — ответил судья и начал опрос свидетеля.

Иванов Иван Иванович рассказал суду, что 14 мая нес службу по охране правопорядка здании Дома правосудия. Около 10 часов на заседание стали приходить люди, но поскольку места в зале закончились быстро, остальных попросили покинуть здание суда.

— После этого люди в количестве 100 человек начали собираться на площадке перед Домом правосудия, среди них была и Касперович. Это было с 10.10 до 10.40.

— С какой целью граждане собрались, что они делали у суда? — спросил судья.

— Они собрались перед входом, стали выражать недовольство, пытались поддержать лиц, которых там рассматривали. Я обладал информацией о том, что за день до этого был размещен призыв к участию в несанкционированном массовом мероприятии в этом месте. Людей просили разойтись. Касперович находилась в группе граждан возле входа в здание суда.

— Что происходило после 10.40?

— Она покинула площадку и была задержана возле дома 83 корпус 13 по проспекту Дзержинского. Ее задерживали сотрудники ОМОН, это было примерно в 11.15, — заявил Иванов.

Люба Касперович спросила у Иванова, почему он участвует свидетелем в процессе, если находился рядом с ней, когда она давала показания. Журналист также заявила, что первый раз видит Иванова и не видела его у Дома правосудия.

— Свидетелем он выступает, потому что по делу признан свидетелем, — ответил за Иванова судья.

Сам Иванов заявил, что не слышал показаний Касперович.

Иванов также сказал, что Любовь Касперович не выкрикивала никаких лозунгов и у нее с собой не было плакатов. Как она могла пикетировать на улице возле суда в то время, когда находилась внутри здания, свидетель ответить не смог.

— Я видел ее на улице, — заявил Иванов.

— Я не понимаю, как я могла быть снаружи здания, если я была внутри, — удивилась Люба.

— То, что вы не понимаете ответа, не значит, что свидетель не ответил, — прокомментировал судья.

Адвокат Андрей Мочалов уточнил у свидетеля, где и какие он видел призывы к участию в несанкционированной массовой акции. Свидетель заявил, что они были размещены в телеграм-каналах и других мессенджерах. В чем конкретно был призыв? По словам Иванова, прийти и поддержать обвиняемых по делу. Адвокат обратил внимание, что заседание было открытым и любой гражданин мог прийти и поддержать обвиняемых, а журналисты имели право подождать, например, адвокатов, на улице, чтобы во время перерыва в заседании взять у них интервью.

— В чем тогда массовая акция? — уточнил защитник Мочалов.

— В массовом скоплении людей.

— Так это что, преступление? Я сейчас на обеде был в магазине, там тоже массовое скопление людей, так почему вы там не задерживали? В чем был призыв?

— Призыв — прийти и поддержать.

Свидетель, отвечая на вопросы адвоката, сказал, что люди покидали здание суда добровольно, уже на улице в мегафон его коллега просил людей разойтись.

— А почему вы просили людей разойтись? Вы можете подойти на улице к любому гражданину и из-за того, что вы правоохранитель человек должен перейти стоять в другое место? Является ли законным требование разойтись?

— Да.

— Полагаете, у сотрудников милиции такие полномочия есть?

— Да.

Вопрос защитника, был ли Иванов в форме или в гражданской одежде, судья снял и сделал адвокату замечание.

При допросе свидетеля также выяснилось, что люди, собравшиеся перед судом, вместе ничего не выкрикивали: «Каждый по отдельности что-то говорил».

Защитник обратил внимание свидетеля и судьи на несоответствие: в рапорте указано, что Иванов вместе с сотрудниками ОМОНа задерживал Касперович и это было в 11.05, на суде же Иванов заявил, что не задерживал журналистку, а лишь находился в непосредственной близости к сотрудникам ОМОНа.

— Кто принимал решение о моем задержании — вы или сотрудники ОМОНа? — уточнила Люба.

— Сотрудники ОМОНа, — ответил Иванов.

Опрос свидетеля Иванова окончился, теперь в суде выступят свидетели стороны защиты.

Напомним, Любовь Касперович была задержана во время исполнения своих профессиональных обязанностей 14 мая возле Дома правосудия в Минске, где проходил суд по «делу студентов». Возле здания суда собралось не менее 100 человек, желающих поддержать студентов: их родственники, друзья, неравнодушные белорусы. В зал заседания почти никого не пустили, и милиция попросила разойтись находящихся у здания людей, позже начались задержания. Среди задержанных оказалась и Любовь Касперович, ее отвезли в РУВД Московского района.

— Мы стояли и разговаривали, вдруг кто-то крикнул: «ОМОН!» Увидели, что к нам бегут люди в черном — бросились бежать от них. Журналист TUT.BY споткнулась и упала, омоновцы бросились на нее, — рассказывали tut.by очевидцы событий.

Поздно вечером некоторых задержанных студентов стали отпускать из РУВД с протоколами. Суд у них состоится в среду, 19 мая. Любовь вместе с некоторыми другими задержанными отвезли на Окрестина. За все время нахождения в РУВД к ней так и не допустили адвоката.

Предположительно в субботу, 15 мая, протокол Любови Касперович должны были рассмотреть в суде Московского района. Но за целый день материалы дела из РУВД в суд так и не доставили.