21.12.2010 / 14:14

У Жодзінскім СІЗА утрымліваюць 200 чалавек? 3

Гэты каментар прыйшоў зараз на сайт НН

Сёння быў ў Жодзіне. Падышоў мужчына, папрасіў

Падышоў мужчына, папрасіў на пісаць на якім-небудзь сайце….«Зараз знаходзіцца прыкладна чалавек 200, пасылкі можна будзе даваць з 14.00 звяртацца ў Жодзінскае ГАУС».

Сказаў што ўсім даюць 10–15 сутак, час на суд — 1 хвіліна, наступны 1 хвіліна, наступны 1 хвіліна… суд закрыты, без сведак.

У Жодзінскім ГАУС інфармацыі не пацвердзілі, кінуўшы слухаўку: «Уся інфармацыя праз абласную міліцыю».

Напісаў bi-zet

0
Навіна / Адказаць
21.12.2010 / 14:46
час на суд — 1 хвіліна, наступны 1 хвіліна, наступны 1 хвіліна… суд закрыты, без сведак. ----------------------------------------- Гэта будзе нормай. Калі падцерца правасудзем адзін раз, можна і другі. Мяркую што трэба ўсе суды ў РБ праводзіць менавіта так. И давесці да суда нормагадзіны --------------------------------------------- Судья, осуждающий невинного, осуждает самого себя. Публий Сир Чаму гадзюкі не кусаюць судзяў? Прафесійная этыка..
0
Запомніце фаміліі судзей / Адказаць
21.12.2010 / 14:48
Чытаю каментарыы скора будзе як у 37 Ці есть розніца пачытайце: Тридцать Седьмой — это неизвестные мировой истории масштабы фальсификации обвинений. В 1937–1938 вероятность ареста определялась, главным образом, принадлежностью к какой-либо категории населения, указанной в одном из «оперативных приказов» НКВД, или связями — служебными, родственными, дружескими — с людьми, арестованными ранее. Формулирование индивидуальной «вины» было заботой следователей. Поэтому сотням и сотням тысяч арестованных предъявлялись фантастические обвинения в «контрреволюционных заговорах», «шпионаже», «подготовке к террористическим актам», «диверсиях» и т.п. Тридцать Седьмой — это возрождение в ХХ веке норм средневекового инквизиционного процесса, со всей его традиционной атрибутикой: заочностью (в подавляющем большинстве случаев) квазисудебной процедуры, отсутствием защиты, фактическим объединением в рамках одного ведомства ролей следователя, обвинителя, судьи и палача. Вновь, как во времена инквизиции, главным доказательством стало ритуальное «признание своей вины» самим подследственным. Стремление добиться такого признания, в сочетании с произвольностью и фантастичностью обвинений, привели к массовому применению пыток; летом 1937-го пытки были официально санкционированы и рекомендованы как метод ведения следствия. Тридцать Седьмой — это чрезвычайный и закрытый характер судопроизводства. Это тайна, окутавшая отправление «правосудия», это непроницаемая секретность вокруг расстрельных полигонов и мест захоронений казненных. Это систематическая многолетняя официальная ложь о судьбах расстрелянных: сначала — о мифических «лагерях без права переписки», затем — о кончине, наступившей будто бы от болезни, с указанием фальшивых даты и места смерти. Тридцать Седьмой — это круговая порука, которой сталинское руководство старалось повязать весь народ. По всей стране проходили собрания, на которых людей заставляли бурно аплодировать публичной лжи о разоблаченных и обезвреженных «врагах народа». Детей вынуждали отрекаться от арестованных родителей, жен — от мужей. Это миллионы разбитых семей. Это зловещая аббревиатура «ЧСИР» — «член семьи изменника Родины», которая сама по себе явилась приговором к заключению в специальные лагеря для двадцати тысяч вдов, чьи мужья были казнены по решению Военной Коллегии Верховного Суда. Это сотни тысяч «сирот Тридцать Седьмого» — людей с украденным детством и изломанной юностью. Это окончательная девальвация ценности человеческой жизни и свободы. Это культ чекизма, романтизация насилия, обожествление идола государства. Это эпоха полного смещения в народном сознании всех правовых понятий. Наконец, Тридцать Седьмой — это фантастическое сочетание вакханалии террора с безудержной пропагандистской кампанией, восхваляющей самую совершенную в мире советскую демократию, самую демократическую в мире советскую Конституцию, великие свершения и трудовые подвиги советского народа. Именно в 1937 году окончательно сформировалась характерная черта советского общества — двоемыслие, следствие раздвоения реальности, навязанного пропагандой общественному и индивидуальному сознанию.
0
bi-zet / Адказаць
21.12.2010 / 14:53
Дадатковая інфармацыя. Стаю каля газетнага шапіка.Падыходзіць мужчына.Глядзіць на значок "zа Някляева".Пытае “Цябе не затрымалі?" Адказваю"Не". "Зараз знаходзіцца прыкладна чалавек 200 ". Сказаў што "Ўсім даюць 10-15 сутак, гадзіна на суд - 1 хвіліна, наступны 1 хвіліна, наступны 1 хвіліна… суд зачынены, без сведак." Напішы на якім-небудзь сайце,што пасылкі будуць прымаць з 14.00" У руках меў туалетную паперу.У шапіку купляў газеты,крыжаванкі.І так з іроніяй прадаўцу кажа "Дайце што-небудзь вясёлае..." Пытаю"Адрас куды передаваць?" Адказвае"Жодзінскае РАУС"
Каб пакінуць каментар, калі ласка, актывуйце JavaScript у наладах свайго браўзеру