«Написать эти строки меня заставила реакция, а точнее, ее полное отсутствие со стороны, казалось бы, своих — нашей оппозиции — на информацию об угрозе возбуждения нового уголовного дела против Дмитрия Дашкевича, — пишет молодофронтовка Анастасия Положанко, невеста политзаключенного Дмитрия Дашкевича — руководителя этой организации.

Вы продолжаете встречатьсядруг с другом в тех же кафе за бокалами холодного пива, строить новые планы, делать политические прогнозы, обсуждать, кто и что написал в Фейсбуке или запостил в Твиттере.
Пока вы обсуждаете, как — в метро или на маршрутке — удобнее ездить, ищете, где бы достать тех самых плюшевых мишек и спорите о стратегии в этих все равно безрезультатных выборах, Дмитрий ежедневно вынужден бороться за себя, за свое освобождение и свою жизнь», — напоминает она.
10 июля Дашкевич заявил, что не будет подчиняться требованиям администрации колонии.
Вероятно, таким способом он пытался ответить на угрозы продлить его заключение в случае, если он не напишет прошения о помиловании на имя Лукашенко.
«Это все повлечет за собой закрытый суд и дополнительный срок по ст.411 УК за нарушение правил отбывания наказания,
то есть еще «накинут» год, потом — два, и так — до бесконечности. Думаете, так просто дается это борьба с системой под непрерывный лай бойцовских собак и под прицелами конвоирских автоматов? — пишет Положанко. —
В прошлый раз, в 2007 году, в Шкловской колонии на него завели уголовное дело за отказ дать свидетельские показания против своего друга и соратника Ивана Шило.
Многие говорили: зачем этот радикализм? Можно же было схитрить, прикинуться дурачком, либо человеком с плохой памятью, но для Дмитрия был важен сам факт: давать показания по делу друга. Он и раньше отказывался сотрудничать со следствием, даже в тюрьме отвечал свое однозначное «нет».
«Борзый, что ли?» — как любят говорить белорусские омоновцы, и сами часто отвечают — «Да, вижу, что борзый!»

«Дмитрий очень хочет на свободу, но еще больше он хочет остаться достойным человеком, — пишет Положанко. — Там, в тюрьме, не играют на публику, не беспокоятся об имидже. Там главное — не дать себя сломать. Он выбрал очень непростой путь. И мне страшно за него. После выборов в 2010 году мне пришлось пробыть всего 2 месяца в «американке», поэтому я представляю, насколько это тяжело — непрерывно находиться под угрозой провокаций со стороны «подсадных» зэков, без общения с родными людьми.

За эти полтора года я получила около 300 писем от Дмитрия, а виделась с ним только дважды — на суде и на похоронах его матери.

Теперь Дмитрию грозит дополнительный год тюрьмы. Кому-то этот срок покажется малым — мол, время летит так быстро!... Вспомните выцветшие глаза, истощенные фигуры тех многих, кто вышел из тюрьмы через год после выборов-2010 — даже год, проведенный в заключении, способен уничтожить человека», — беспокоится Положанко.

«Каждый из нас может повлиять на судьбу Дмитрия Дашкевича и других политзаключенных. Что можно сделать? Как минимум:

1. Политикам — поднимать проблему политзаключенных на всех встречах, как внутри Беларуси так и за ее пределами; добиваться встреч и реакции высокопоставленных европейских чиновников на проблему политзаключенных; организовывать кампании солидарности с политзаключенными независимо от того, являются ли они членами ваших партий или кампаний; не лениться выражать позиции своих структур по проблемам политзаключенных. Представьте, что сидят ваши дети-родители-братья, что бы вы тогда делали?

2. Журналистам — просто писать о политзаключенных. Да, эта тема не ежедневно дает интересные информационные поводы, но ваши статьи действительно облегчают существование политзаключенных в тюрьмах: напоминают им, что о них помнят;

3. Эмигрантам — обивать пороги всех западных структур, доносить им информацию о политзаключенных; работать с белорусскими представительствами и отдельными людьми, которые влияют на политическую или экономическую ситуацию в стране.

4. Всем неравнодушным людям — писать письма поддержки политзаключенным и письма с требованием их освобождения в КГБ, Следственный комитет, Генеральную Прокуратуру, Администрацию Президента и т.д. Не бояться инициировать любые акции поддержки и общественной солидарности. Организовывайте молитвы за политзаключенных, просите за них перед Богом. Возможно, именно ваши усилия приведут к их освобождению», — напоминает Положанко.

«Дмитрий не любит играть по чужим правилам. Я часто вспоминаю его слова: «Вы всё пытаетесь играть с режимом в шахматы, а так не получится.
Пока будете думать, какой буквой ходит конь, — вас уже шарахнут шахматной доской по голове», — так она заканчивает свое эмоциональное обращение.

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?