На сцене кабаре в полумраке блестят пюпитры. Выходят музыканты, настоящий джаз-квартет: кларнет, ударные, гитара и контрабас.

Подумалось, что не может быть плохим спектакль, в котором участвует настоящий (хоть и маленький) оркестр. Особенно, если в нем играет настоящий контрабас —
в плохом спектакле его заменили бы фонограммой.
К премьере «Местечкового кабаре» готовился театр, готовилась и публика.
Ведь режиссер Николай Пинигин должен был сделать (как обычно) что-то совсем необычное. На этот раз — показать жизнь Западной Беларуси сквозь призму кабаре с певицами в блестящих костюмах, импозантными мужчинами во фраках и смокингах, канканами и бурлеском. Было анонсировано, что бард Виктор Шалкевич специально приезжает из Гродно в Минск на репетиции и будет играть в спектакле.
Зал был заполнен до предела. Пришли представители власти Ермошина, Тозик, Латушко. Были Орлов, Лободенко с женой Татьяной Шапутько.

Сюжет таков. Юные Анеля и Геля убеждают свою мать, что наступило новое время (от Варшавы до Парижа можно добраться за пять дней!). Это время принесло новые танцы, пусть старшее поколение и считает их вульгарными и недопустимыми. Мать не одобряет того, что дочери занимаются танцами у пана Малицкого. Однако барышни все же уговаривают маму посмотреть своими глазами, что же такое кабаре. И женщина в восторге от увиденного.

На этом, собственно, сюжет заканчивается. Далее зрителям предлагается «голубой огонек» 1930-х, если таковой можно себе представить.
Именно советский развлекательный «огонек», а не кабаре. Ведь
в кабаре в легкой форме озвучивались актуальные проблемы общества. Государственному театру в авторитарном государстве такое непозволительно.
Тем не менее, все номера были забавными.
Барышня, расстроенная тем, что потеряла кольцо, раздевалась на протяжении всего номера (Анна Хитрик). Были импозантного вида господа во фраках.
Плутоватые евреи (Виктор Манаев и Сергей Журавель) с золотыми часами, которые во время своих «шмонцес» объясняли причины мирового финансового кризиса — зал хохотал.
Уставшая хозяйка (Зоя Белохвостик) под «Фигаро» Россини пилила своего ленивого мужа, одетого в халат и с феской на голове. Анна Хитрик и Марта Голубева спели «Цыганский романс» на идиш. Был и неприличный в те времена канкан (Светлана Зеленковская, Анна Хитрик, Виктория Чавлытко) с озорной демонстрацией женских ножек. Был вычурно изысканный конферансье Александр Казелло.
Был, наконец, и Шалкевич со старыми песнями «Она — православная, я — католик» и др.
Странно, почему он не исполнил новых, прозвучавших на последнем концерте. Они бы идеально легли в канву «Местечкового кабаре».
К сожалению, нанизать разрозненные жемчужины — музыкальные зарисовки, шутки и танцы — на нитку даже самого простого сюжета режиссеру не удалось.
Получилась сборная «солянка».
Если захочется скоротать вечер, то «Кабаре», несомненно, даст фору любому нелепому американскому боевику.
Но не ждите от него откровений, несмотря на присутствие на сцене настоящего контрабаса.

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?