От Лондона до Баку, от Хельсинки до Стамбула: международное признание БНР в сравнении с Советской Россиией в тот же период  34

Автор: Олег Дернович

Пишет историк Олег Дернович.

Столетие Белорусской Народной Республики оживило старые споры. В качестве аргумента «нереальности», «призрачности» БНР снова прозвучали обвинения в «отсутствии международного признания».

Здесь есть о чем поразмышлять. Неустойчивость политико-государственных образований той эпохи на просторах Восточной Европы создает возможности для релятивистских представлений и нигилизма.

Но прежде, чем углубляться в проблематику внешнеполитической активности БНР, давайте проведем историографический эксперимент: посмотрим, как добывала международное признание Советская Россия.

Таблички дипломатических представительств БНР. Фото Сергея Гудилина.

Шесть лет изоляции

Государства Антанты продолжительное время воздерживались от официального признания большевиков, надеясь, что власть в России перейдет в руки более лояльного правительства. Контакты Совнаркома с представителями Великобритании, Франции и США были исключительно неофициальными.

Правда, был короткий период, во время немецкого наступления с 18 февраля до 3 марта 1918 года, когда в столицах Антанты обсуждался вопрос признания Советской России в случае возобновления ею войны с Германией. Но Лев Троцкий выполнил свое обещание: разложенная большевистской пропагандой российская армия панически отступала, а недавно сформированные подразделения Красной Гвардии не оказали реального сопротивления кайзеровской армии, что хорошо проиллюстрировал разгром большевистских частей под Псковом 23 февраля 1918 года.

Российские и немецкие солдаты возле разрушенного Кревского замка. Снимок, сделанный на немецкой стороне фронта во время перемирия в декабре 1917 г., был опубликован в ветеранской книге 3-го полка ландвера (Берлин, 1928).

Вообще, большевики как в центре, так и на местах пошли на активную коллаборацию с кайзеровским правительством и немецким командованием. Объяснялось это как объективным состоянием истощенной войной страны, так и идеологическими установками большевиков, делавших тогда ставку на мировую пролетарскую революцию.

В ЦК Ленину при содействии Сталина удалось преодолеть сопротивление, а под стенами разрушенного обстрелами Кревского замка агитаторы проводили акции «братания» российских и немецких солдат.

Как бы там ни было, но переговоры в Бресте официальных представителей Германии, Австро-Венгрии, Османской империи и Болгарии с делегацией Советской России свидетельствуют о признании de facto Совнаркома как правительства.

Такая же ситуация повторится во время переговоров с Эстонией, Латвией, Литвой и Финляндией в 1920 г. этим странам удалось отстоять суверенитет, хотя и пойти на компромиссы с Кремлем. Частично сценарий Брестского мира повторился на Рижских переговорах 1921 года с Польшей. Кремль отказывался от подконтрольной территории в Украине и Беларуси, а Польша устанавливала с советским государством дипломатические отношения. И это был также частичный прорыв дипломатической блокады.

Знаковым стал Рапалльский договор 1922 г. Его на полях Генуэзской конференции подписали Советская Россия и Веймарская республика. Общей платформой для них стало неприятие Версальского договора и начерченные победителями Великой войны новые контуры карты мира. Для России это стало первым полномасштабным договором и признанием де-юре как государства, а для Германии — первым равноправным договором после Версаля.

Настоящая полоса признания советского государства началась с 1923 г. Первыми СССР признали восточные государства, заинтересованные в поиске регионального баланса: Афганистан, следом Иран, Монголия, Турция…

Как видим, Советская Россия сложным путем шла к международному признанию, действовала ситуативно и иногда конформистски, рассчитывая вырваться из международной изоляции.

И это в то время, когда большевики через террор и благодаря своей организованности вышли победителями в кровавой Гражданской войне у себя в стране.

По крайней мере, один урок из этой затянутой истории мы можем вынести — международное признание редко когда бывает линейным процессом, а международные соглашения и договоры не подписываются автоматически. Дискуссии, компромиссы и выдерживание паузы являются неотъемлемой частью дипломатической сцены.

БНР как попытка упорядочить хаос

Давайте попробуем представить ситуацию в Минске в начале 1918-го. Это был город шинелей, численность населения которого значительно возросла за счет войск Западного фронта.

Между тем, голода в городе не было, так как Минск превратился в огромную тыловую базу. Но жесткие трансформации происходили вокруг. В Европе исчезали старые империи, на их месте возникали национальные государства. Абсолютный злом традиционных отношений в обществе обещали российские большевики. Какой бы отличительной ни была внутрибелорусская ситуация, она в значительной степени повторяла закономерности эпохи. Поэтому уже сами попытки деятелей Белорусского Народной Республики упорядочить нараставший вокруг хаос вызывают наше к ним уважение.

Основатели Республики добивались признания нового государства. На удивление, международная инфраструктура БНР была выстроена быстро и широко.

Одной из важнейших была Чрезвычайная дипломатическая миссия в Берлине, зарегистрированная МИД Германии 4 мая 1919 г. В сентября 1919-го в Риге на базе консульства БНР была создана Военно-дипломатическая миссия в Латвии и Эстонии. Военные вопросы занимали в обеих миссиях важнейшее место.

Сразу после окончания Первой мировой в немецких лагерях для военнопленных находилось до 60 тыс. белорусов. В Международную комиссию для военнопленных и миссию БНР в Берлине поступали заявления от солдат-белорусов, которые хотели вернуться на Родину.

В какой-то момент существовали даже планы создать национальные военные отряды. Заниматься их формированием и поддерживать партизанское «зеленое» движение на севере Беларуси предполагала миссия в Риге, которая поддерживала политические контакты с корпусом Станислава Булак-Балаховича.

Наиболее активно создавались консульские учреждения: генеральное консульство в Киеве (начало работы 29.06.1918); в Одессе (создано в августе 1918); в Риге (создано в августе 1919); в Стамбуле (1919); консульства в Берлине, Каунасе, Варшаве, Праге, Копенгагене; консульские отделы в Белграде (1920) и Софии (1920 г.).

Консульство БНР в Стамбуле, 1921—1922 гг. Генеральный консул Иван Ермаченко и секретарь.

Но какой статус имели эти представительства?

1914—1920 — это период массовых вынужденных миграций в Европе. Сотни тысяч жителей Беларуси оказались за пределами своего края. Возникали вопросы с документами. Российская паспортная система была консервативной — до Первой мировой российские паспорта не предусматривали фото, между тем их активно вклеивали в европейских странах. В результате войны и перемещений многие граждане растеряли личные удостоверения. И администрации стран, где находились белорусы-изгнанники, сами были заинтересованы в идентификации и легализации таких лиц.

В 1918 г. по заказу Народного Секретариата в Берлине, в славянской типографии Язэпа Голевского, были напечатаны бланки для паспортов БНР. Представительства БНР начали выдавать паспорта с фото, в том числе и дипломатические. В декабре 1919 года возникают регистрационно-паспортные отделы в Ревеле, Либаве и Таммерфорсе (ныне Тампере на юге Финляндии)… Одно только белорусское консульство в Одессе во главе со Степаном Некрашевичем зарегистрировало 16 тысяч заявлений на получения паспортов БНР.

Паспорт гражданки БНР. Фото Сергея Гудилина.

В Берлине дипломатическая миссия БНР, помимо паспортов, выдавала «правительственные удостоверения» бывшим военнопленным белорусам, по которым можно было вернуться на родину.

Паспорта БНР позволяли находится в Европе, получить визу в США. Они, кстати, легитимно функционировали до конца 1920-х годов.

Почему? Не будем забывать и об изменчивости политической ситуации в Центрально-Восточной Европе. В Вильне ежегодно сменялась власть. Политические режимы в Киеве чередовались калейдоскопически. Многие рассчитывали на падение большевистского правительства в Москве. Кто мог гарантировать, что БНР не закрепится в Минске?

Не надо сравнивать зарубежные представительства БНР с современными посольствами и генеральными консульствами. Сегодня статус этих представительств регулируется Венской конвенцией о дипломатических сношениях 1961 года. А в минувшем источником дипломатического права являлись дипломатические обычаи, впервые кодифицированные на Венском конгрессе 1815 г. и на Аахенским конгрессе 1818 г.

По крайней мере два представительства БНР, в Берлине и Риге, соответствовали дипломатическому праву, каким оно сложилось в начале ХХ в. Имели статус миссий, постоянных представительств, хотя и были рангом ниже, чем посольства.

Дипломатические площадки БНР открывались с согласия местных властей и проходили ту или иную форму регистрации. Но остается вопрос: каким образом они финансировались?

Минская казна и торговля с Украиной

Деятельность Рады и Народного Секретариата БНР в Минске в феврале 1918 г. была возможной благодаря городской казне. Белорусские железнодорожники не позволили большевикам вывезти ее во время скорой эвакуации утром 19 февраля перед входом в город кайзеровских войск. Красных комиссаров продержали до полудня, пока они наконец не уехали без прихваченного багажа.

Правда, эту казну позже изъяло немецкое командование.

Был еще один источник финансирования, о котором мало известно.

Администрациям Беларуси и Украины удалось наладить в 1918 году взаимную торговлю. Украине были нужны дефицитные для нее лесоматериалы, дрова, спички, а Беларуси — мука, сахар, мыло. Торговля осуществлялась через созданную 25 апреля 1918 года Белорусскую торговую палату в Киеве.

Палата регистрировала все товары, которые вывозились из Украины в Беларусь, с целью снижения пошлины и цен на них. Немецкое командование, заинтересованное в нормализации хозяйственной жизни на занятых территориях, пообещало освободить эти товары, перевозимые по железной дороге, от реквизиций. В Мозыре, Лунинце, Речице, Гомеле, Полоцке и Орше Белорусская центральная торговая палата открыла регистрационные пункты товаров.

И вообще, украинский фактор в деятельности БНР собственно на территории Беларуси требует отдельного рассмотрения: это было постоянное серьезное сотрудничество, хотя случались и территориальные споры, и курьезы.

Так, 12 апреля 1918 г. комендатура Киева конфисковала по законам военного времени автомобиль делегации БНР, которая как раз прибыла на переговоры о границах.

Автомобиль так и не вернули, что свидетельствует также о слабых позициях украинской Центральной Рады, доживавшей последние дни перед государственным переворотом гетмана Скоропадского.

Но есть один сюжет, который уже непосредственно касается функционирования зарубежных представительств БНР и участия белорусских делегаций в международных конференциях.

Украина была заинтересована в существовании суверенной Беларуси. И после того как власть в Киеве 14 декабря 1919 года взяла Директория, дело дошло даже до предоставления БНР государственного кредита.

Произошло это в марте 1919, когда правительство БНР находилось уже в Гродно, а Директорию возглавлял Симон Петлюра.

Общая сумма кредита достигала 4 млн карбованцев, часть из них была выплачена сразу наличными в сумме 100 900 рублей, еще 3 млн австрийских крон переведены в Австро-Венгерский банк.

Кроме того, 1 млн 666 тыс. немецких марок были переведены в «Берлинер Райхс-Банк» по аккредитиву на имя Антона Луцкевича. С этими деньгами как раз и возникли проблемы. После того как премьер правительства БНР Луцкевич прибыл в Берлин по пути на Парижскую мирную конференцию, он не смог получить эти средства. Накануне по требованию Советского правительства немецкие власти заморозили все украинские активы.

Луцкевич целый месяц ждал разрешения финансовых проблем, а между тем на переговорах в Париже решалась судьба народов послевоенной Европы…

Именно на средства от этого украинского кредита в течение 1919-20 гг. могла осуществлять деятельность часть институций БНР. Насколько известно, кредит возвращен не был. В будущем это дело может быть хорошим поводом для символического и торжественного возвращения Украине крыдыта БНР. Но лишь взамен на конфискованный автомобиль № 4370.

Но как обстояли дела с признанием БНР?

Итак, мы выяснили, что представительства, паспорта, внешнеполитические связи у молодого белорусского государства имелись. А что же с международно-правовым статусом?

В конце Великой войны лишь немногие из провозглашенных государств могли соответствовать всем критериям признания. Да и сами критерии и процедура признания будут прописаны только в 1933 году в «Конвенции о правах и обязанностях государств» в Монтевидео.

Помимо того, существуют стадии признания de facto i de iure, отдельно выделяются также процедуры признания правительств и государств.

Имея минимальную поле для маневра, деятели БНР настойчиво стремились обрести международный статус для своей страны. В балтийских соседей и в Советской России этот процесс тоже занял от двух до пяти лет.

Дипломаты БНР вели переговоры с официальными лицами Германии, Латвии, Литвы, Эстонии, Чехословакии, Польши, Азербайджана, Грузии, но пройти все стадии международно-правового признания БНР не успела. А после эвакуации структур Республики с территории Беларуси в 1919 году достичь этого стало вообще проблематично.

И все же в этой драматической истории есть эпизод, который свидетельствует, что потенциал имелся.

В декабре 1919 года, когда в занятом уже польскими войсками Минске дело дошло до раскола Рады БНР, президент Финляндии Каарло Юхо Стольберг подписал декрет о признании Правительства Белорусской Народной Республики законной властью края.

Сообщение финской ежедневной газеты Aamulehti о признании de facto Финляндской республикой правительства БНР (16.12.1919). Обнаружил Сергей Шупа.

Подобного акта не удалось получить даже от властей УНР: украинцы в 1918 году были связаны обязательствами Германии перед Советской Россией не признавать новые государственные образования на территории бывшей Российской империи.

Но подписанные договора и полученные согласия на функционирование представительств позволяют говорить, что определенной стадии признания правительству БНР удалось достичь: ясно выраженного признания (устной декларации) Украинской Державы (правительства гетмана Павла Скоропадского) осенью 1918 года; предполагаемого признания со стороны Германии, Латвии, Литвы, Чехословакии, Эстонии; условного признания со стороны Польши.

Из анализа международной деятельности БНР мы можем сделать вывод: феномен Белорусской Народной Республики не ограничивается только декларацией или романтическими мечтаниями. В тяжелых условиях деятели БНР сумели наладить прагматичную работу.

Помощь военнопленным, выдача документов и легализация белорусских граждан за границей, налаживание торговых отношений — «заслоненные» проблематикой оккупации и политического противостояния сюжеты. А к ним следовало бы обращаться чаще.

Внешнеполитическое положение и внешнеполитическая деятельность БНР, 1918—1922 гг.

2
Экспэрт / Ответить
15.04.2018 / 00:12
Акцэнты расстаўленыя Алегам Дзярновічам вельмі дакладна. 1918-22 гады ня могуць ацэньвацца з пазыцый нашых сёньняшніх уяўленьняў. Напрыклад, Чырвоная армія з гледзішча міжнароднага права была ўсяго толькі тэрарыстычным бандфарміраваньнем, ВЧК - злачыннай тэрарыстычнай арганізацыяй. А ўся дакумэнтацыя нібыта "незалежнай" БССР (дакладней: ССРБ) першапачатковага пэрыяду зьмясьцілася ў зусім ня тоўстым томіку, выдадзеным некалі Вадзімам Круталевічам. У адрозьненьне ад таўшчэзных тамоў "Архіваў БНР".
3
гердзень / Ответить
15.04.2018 / 00:51
БНР - гонар і годнасьць!
2
Ігар / Ответить
15.04.2018 / 01:26
Вешьмі цікава. Беларусь такая ж краіна, як і іншыя. Ідэі БНР аб незалежнасці здейсніліся. Здейсняйцця і аб свабодзе, дэмакратыі і беларусізацыі.
Показать все комментарии/ 34 /
Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, активируйте JavaScript в настройках своего браузера