Марина Лобач: как девочка из Смолевичей стала нашей первой олимпийской чемпионкой по художественной гимнастике 12

Автор: Катерина Карпицкая, иллюстрации Воли Офицеровой и из архива героини

Заслуженный мастер спорта, многократный призер чемпионатов мира и Европы, «золотая» олимпийская чемпионка, которая имеет собственную школу и международный турнир своего имени, судья международной категории… Когда перечисляют все ее регалии, скромная Марина Лобач, кажется, готова куда-нибудь спрятаться. Как ей хотелось бы спрятаться от многих эпизодов в биографии, когда ей было очень тяжело и страшно. Однако гимнастика не отпускала ее тогда, как не отпускает и сейчас.

Вместе с Samsung Galaxy S9|S9+ продолжаем знакомить вас с успешными, смелыми и прогрессивными землячками в нашем цикле «Белорусские героини». В рамках проекта мы уже рассказывали о судьбах Эмилии Плятер, Веры Хоружей, Ларисы Гениуш, Алоизы Пашкевич, Алены Киш и Жанны Капустниковой. Сегодня же обращаемся к теме спорта. Марина Лобач — белоруска, которая первой привезла с Олимпийских игр в Беларусь золотую медаль по художественной гимнастике.

Деревянные булавы, разбитые зеркала…

На сайте Смолевичского райисполкома имя Марины Лобач второе в пятерке почетных граждан райцентра. Марина родилась в 1970 году, отец — столяр-станочник, мать — кондитер. Из трех дочерей Марина была третьей, младшей.

Сначала ее семья жила в частном деревянном доме, а позже переехала в первую в Смолевичах пятиэтажку на улице Советской. Теперь там живет только сестра. Родителей уже нет, Марина же перебралась в Минск еще в 10-летнем возрасте.

Девочка училась в обычной школе. Неизвестно, как сложилась бы ее судьба, если бы однажды к ним не пришла тренер детско-юношеской школы олимпийского резерва. Предложила записаться в секцию и познакомиться с художественной гимнастикой — может, понравится.

Марине было 7 лет, когда она вместе с одноклассницей пришла на первое занятие. Тогда еще многие и не знали, что это за вид спорта.

Большинство одноклассниц немного походили в спортивную школу, как на экскурсию, и бросили. Марине же сразу пришлись по вкусу и танцы под грампластинку у зеркала, и сам небольшой зал с матами на полу, из которого она не выходила, пока, наконец, не осваивала новый элемент или связку с лентой и булавами. Все занятия воспринимались Мариной как концерт, как спектакль, в котором она исполняет главную роль и поэтому должна овладеть им в совершенстве.

Первые булавы для Марины изготовил ее отец: при всех сложностях с приобретением экипировки в Смолевичах, да и в целом в Беларуси, выкручивались, как могли.

Викентий Лобач просто брал и вытачивал на станке необходимые формы из древесины. Никто не знал, какими они должны быть, поэтому булавы получались очень тяжелыми, заниматься с ними было сложно. Тогда отец Марины выбрал более легкую древесину. Процесс занятий стал гораздо продуктивнее.

В дефицитные советские годы приходилось проявлять фантазию и в остальном: палочки, на которые крепились ленты, изготавливались из удочек, а ленты раскрашивались фломастерами.

Современные булавы изготавливаются из резины или пластика.

Марина вспоминает, что именно булавы принесли и ей, и родителям больше всего проблем: они не слушались, то и дело выскакивали из рук и разбивали зеркала. Но никто за такое не ругал. Наоборот, родители и сестры старались во всем ее поддерживать. И даже когда Марина хотела сбежать обратно в родной дом из чужого ей Минска, именно семья поддержала: «Вернуться ты всегда успеешь».

Смолевичи—Минск—Москва

Дальнейшая биография Марины складывалась почти как в кино. Первая тренер будущей чемпионки ушла в декретный отпуск. Казалось, на этом с гимнастикой будет покончено. Но почти в то же время в Смолевичи по распределению приехала работать Ирина Лепарская (сегодня она главный тренер национальной сборной Беларуси по художественной гимнастике).

Ирина по заслугам оценила способности Марины и, после того как срок отработки истек, не забыла про ученицу: пригласила на тренировки в Минск. Так Марина Лобач попала под опеку заслуженного мастера спорта Галины Крыленко.

Первое время девушка ездила на занятия в Минск только по субботам, но быстро начались ежедневные тренировки. Электрички туда-обратно бешено выматывают. В одном из интервью Марина вспоминала тот период: «С мамой или папой садились в электричку в Минск. Я занималась, а родители ждали меня несколько часов — и домой. Так, наверное, прошло два-три месяца. Потом начались ежедневные тренировки, на которые я ездила уже сама, а папа встречал на станции. В электричке всегда спала: с непривычки уставала. Иногда даже просыпала свою станцию, так что папе приходилось ждать, пока вернусь в Смолевичи».

Жизнь на два города страшно утомляла. Все понимали, что долго так продолжаться не может. В конце концов приняли решение поступать в Республиканское училище олимпийского резерва. Так в 10 лет Марина переехала в Минск.

«Приехала в столицу и разговаривала на трасянке»

Сначала ей постоянно хотелось сбежать домой. Кроме того, что скучала по родителям и сестрам, кроме страха перед большим городом, ноги и дух «подкашивали» насмешки других детей, с которыми спортсменка жила в интернате в течение 7 лет. В беседе с нами Марина без энтузиазма вспоминает те неприятные ситуации. Говорит: «Что было, то прошло».

«Я же разговаривала тогда на трасянке — из деревни почти что приехала. Для тех, кто говорил чисто, мой и не белорусский и не русский язык звучал смешно, резал слух, наверное. Надо мной подшучивали, где-то прямо поправляли. В условиях конкуренции среди детей это создавало очень нелегкую атмосферу», — делится воспоминаниями Марина.

Выдержать такой психологический фон удалось лишь благодаря поддержке семьи и постоянным напоминаниям тренера: «Ты же приехала заниматься спортом!»

Издевательства и насмешки прекратились, когда девушка стала демонстрировать первые результаты.

После выступления на спартакиаде народов СССР ее, 12-летнюю, пригласили в национальную команду. Она начинает занимать первые места в индивидуальных выступлениях на чемпионатах мира и Европы, становится многократной обладательницей серебряных и золотых медалей на Играх доброй воли.

На фото слева: Марине 15 лет. Она обладательница Кубка СССР по художественной гимнастике.

Каждый раз она хочет быть лучше, чем вчера, потому что иначе не умеет. В 1980 году художественную гимнастику включают в программу Олимпийских игр, у советских и зарубежных гимнасток появляется новая цель.

Правда, первая борьба за медали в художественной гимнастике прошла без участия СССР. Советская сборная в ответ на бойкот Олимпиады-1980 проигнорировала игры 1984 года в Лос-Анджелесе. Вместо этого социалистические страны провели свои соревнования «Дружба-1984». Олимпийское золото по художественной гимнастике в тот год завоевала канадка Лори Фанг.

Марина Лобач в это время тренируется то в Минске, то в Москве, еще не зная, что на следующие Олимпийские игры-1988 представлять свою страну отправится она.

Взлет и переосмысление

От СССР на турнир направляют Марину Лобач и Александру Тимошенко. Старательно готовясь к такому важному событию, 18-летняя Марина за неделю до отъезда в Сеул на контрольной тренировке неожиданно подворачивает ногу. Само собой, она сильно расстроилась. Правда, в травмпункте ее тогда обнадежили: «Это все скоро пройдет». Ускорить процесс должны были иглоукалывание и другие процедуры.

Несмотря на то, что боль в ноге не утихала, в Сеуле Марина настроилась выступать уверенно, как будто ничего и не произошло.

В 80-е годы ХХ века фаворитками в художественной гимнастике считались болгарки, им и пророчили победу. Но в итоге только Лобач смогла выполнить каждый вид программы без ошибок, получив максимальные 40 баллов. Чтобы ничего не мешало телу, она выступала босиком. Костюм, сшитый в Финляндии специально к играм, был заменен на привычный и более комфортный. Она старалась гнать прочь все мысли о медали и победе. Главное — правильно выполнить упражнение, не выронить булаву, обруч, ленту, мяч…

Сеул, 1988 год.

Кстати, если сегодня в распоряжении гимнасток — разнообразный выбор музыкальных записей, то тогда спортсменка выступала под живой аккомпанемент.

«В зале ставили рояль или пианино. Аккомпаниатор импровизировал, подбирал что-нибудь под мой темперамент, я начинала под это двигаться, и мне очень нравилось, когда нам удавалось найти взаимопонимание. Когда оба ловили общее настроение и могли донести его зрителю».

Из Южной Кореи Марина возвращалась абсолютной чемпионкой. Перед тем как приехать в Минск, ей пришлось задержаться в Москве на целую неделю: настолько много было тех, кто хотел поздравить ее, кто хотел еще раз увидеть спортсменку, пусть и на показательных выступлениях. Кроме многочисленных букетов и слов благодарности, Марина получила и материальное вознаграждение — олимпийские призовые деньги. За них она приобрела мебель в однокомнатную квартиру, которую ей выделили еще до Олимпиады (жить девушке было негде, на полгода ее даже приютила тренер). Тот исторический мебельный гарнитур до сих пор служит семье гимнастки.

Казалось, все, что с ней произошло в 1988 году, — лишь старт, новые победы еще впереди. Но буквально через год после своего фантастического выступления в Сеуле Марина заявила о завершении спортивной карьеры.

Считается, что такое решение гимнастка приняла сразу же после чемпионата СССР, почувствовав, что ее намеренно засудили, чтобы вывести вперед другую спортсменку. Но, по-видимому, даже если бы той ситуации не произошло, она все равно распрощалась бы с большим спортом.

«У меня, конечно, не было очень тяжелых травм, но физическая усталость накопилась: случалось, подворачивались ноги, часто болела спина. Кроме этого, после победы на Олимпиаде сложно было поставить перед собой новую цель, я устала морально, поэтому и приняла решение остаться той, кем была, не падать вниз», — вспоминает спортсменка.

Она обрубила концы резко: «После художественной гимнастики — никакой художественной гимнастики». Пыталась изменить вид деятельности и даже поступить в Российский институт театрального искусства на актерское мастерство. Однако, отдохнув от гимнастики несколько лет, поняла, что без нее не сможет. Марина вернулась в спорт уже в качестве тренера. Два года занимала должность государственного тренера в Спорткомитете Белорусской ССР. Работа, которая предусматривала массу бумажной волокиты, не приносила удовлетворения. Так Марина и решила вернуться в зал и стала заниматься по-настоящему любимым делом — учить гимнастике детей.

Семья — превыше всего

В 1992 году Марина вышла замуж за Дмитрия Богданова. Вспоминает, что познакомились они в поезде Москва—Минск, когда Марина возвращалась на родину после участия в спортивном шоу со спортсменами «Динамо».

За год до этого распался СССР, строить семью в новых социально-экономических условиях было непросто, но они справились.

(Спрашиваю, есть ли у нее ностальгия по тем временам, как у многих, кто родился в СССР.

«Ностальгии нет. Но многие вещи, которые дисциплинировали, любовь к Родине, к своему виду спорта — все это было заложено именно тогда и шло со мной через всю жизнь», — отвечает Марина).

Она почти никогда не рассказывает о семье в интервью, четко разграничивая личное и профессиональное. Видно лишь, как радуется за успехи дочерей: старшая Ирина работает программистом, а Надежда занимается настольным теннисом, включена в Национальную сборную.

В 2004 году у Марины стало еще больше воспитанников: на базе представительства Минской области Национального олимпийского комитета открылась школа ее имени. Посещать ее могут дети в возрасте от 4 до 8 лет, без ограничений по весу или росту. Идея в том, чтобы гимнастика не была привилегированной, а открытой для всех, кто хочет с ней познакомиться, даже если это дети с нарушениями опорно-двигательного аппарата, например. Занятия с мячами, работа с пластикой и растяжкой всем на пользу. У самых способных есть возможность отсюда попасть в школу олимпийского резерва.

В школу имени Лобач может прийти любая девочка. Раньше здесь занимались и мальчики.

Сегодня школа работает почти автономно от Марины, в честь которой была названа. А Марина Лобач проводит большую часть времени в Центре олимпийской подготовки по художественной гимнастике, который недавно открылся на проспекте Победителей в Минске. У входа здесь каждого встречает скульптура с отпечатком ладони олимпийской чемпионки и надписью: «Мечты сбываются! Здесь будут рождаться чемпионы и закаляться характеры!»

Марина «закаляет» в этих стенах девушек в возрасте от 12 до 18 лет, выступает как судья на соревнованиях. Сама о себе говорит, что тренер она не жесткий, но справедливый.

Марина Лобач возле Республиканского центра олимпийской подготовки по художественной гимнастике.

«Бывает, мы в этих стенах проводим и по 12 часов. Сколько нужно, столько здесь и живем. Когда приближаются соревнования, то без праздников и выходных. Тренерская работа требует жизни вне графика», — рассказывает Марина.

Вот и сегодня, в субботу, которая для многих — законный выходной, Марина выставляет оценки на республиканских соревнованиях среди школьников. В зале раздаются крики поддержки: «София, давай!». Марине же и ее коллегам надо внимательно отслеживать номера каждой «художницы»: как она движется под музыку, насколько совершенна в технике…

Сама для себя Марина давно определила, на что в первую очередь обращать внимание в юных гимнастках: «Для меня на первом месте артистизм. Если есть красивая музыка, когда выступающая спортсменка понимает, что под нее делать, а ее упражнения понятны и зрителям, и судьям. Правила в спорте меняются, гимнастика прогрессирует, и иногда вещи, которые делают девушки, начинают напоминать цирк. За техникой владения предметом теряется индивидуальность. А я бы хотела, чтобы гимнастика оставалась гимнастикой, а не цирком».

А еще Марина хотела бы, чтобы заниматься к ним приходили не просто хорошие спортсмены, а личности. «Само собой, от национальной сборной требуют определенных результатов на соревнованиях, на олимпиадах. От тебя многого ждут, а получается не все и не всегда: часто результат зависит даже не от хорошей подготовки, а от фортуны: она может быть, а может и нет. Кроме того, сам вид спорта становится более сложным. Многие страны развивают художественную гимнастику, многие тренеры разъезжаются по всему миру, в том числе российские, белорусские, болгарские. Соревнования с каждым годом поднимаются на новый уровень и тем, кто в игре, становится все сложнее побеждать», — делится наболевшим Марина.

Ни разу не пожалела, утверждает она, что стала тренером. А если и уходит от тренерских обязанностей когда-нибудь, то только с головой в семью. Она для Марины всегда была и остается на первом месте.

27
Имя / Ответить
29.06.2018 / 15:04
Хоккея нет, биатлонистка покинули спорт, нашли новое спортивное лицо?)))
0
Ася / Ответить
29.06.2018 / 15:50
Рэд. Дзякуй.
11
помню / Ответить
29.06.2018 / 15:51
я с Мариной учился  на одном потоке в БГОИФК. Помню сдавали вместе экзамен по спортметрологии и у меня была "шпора" на её билет. Я предложил помощь - Марина твёрдо отказалась! 
Дух чемпионки! И всегда была вежливой, спокойной, не высокомерной.

Но у меня ощущение, что Марина до сих пор осталась менталным совково-советским человеком, и что такое ВОЛЬНАЯ БЕЛАРУСЬ Марина так и не поняла.

мне так кажется
Показать все комментарии/ 12 /
Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, активируйте JavaScript в настройках своего браузера