Легенды Подороска: что изменилось в усадьбе, которую выкупил бизнесмен под Музей белорусской шляхты МНОГО ФОТО 3

Автор: Сергей Микулевич, фото Надежды Бужан

Есть места, в которых просто-таки дышишь историей. А за каждым поворотом дороги встречаешь то архитектурный памятник, то место славных событий прошлого, то пейзаж невероятной красоты… В таком, к примеру, уголке Беларуси находится агрогородок Подороск Волковысского района Гродненской области.

Исторические города Волковыск и Слоним, Ружаны с «белорусским Колизеем» Сапег, Сынковичи с оборонительным готическим православным храмом, родина Тадеуша Костюшко Меречёвщина, Зельва, где жила Ларисы Гениуш, и Жировичский монастырь — всё это здесь неподалеку. Но достоин внимания и сам Подороск с уникальной шляхетской усадьбой в центре поселка.

Историей Подороска мы завершаем наш цикл путевых статей, подготовленных совместно с «Суседскім маёнткам». Под этим брендом поистине с любовью к родине выпускаются молоко, кефир, масло, пельмени, йогурт. Все эти белорусские продукты представлены на полках магазинов «Соседи» по всей стране.

В водах реки Зельвянка, русло которой расширено здесь до размеров озерца, отражается белый античный портик дворца. Рядом на гектары раскинулся парк, огороженный 150-летней кирпичной стеной. Сохранились и ворота.

Ворота уникальные, они имеют разрыв в антаблементе — верхней части арки. То ли не успели по каким-то причинам достроить, то ли это дизайнерское решение, то ли (есть такая местная версия) разрыв был оставлен, чтобы объект считался незавершенным и не нужно было платить налог.

Детали декора ворот в Подороске (конец XIX в.)

Долгое время дворец принадлежал Чечотам. Тому самому роду, из которого происходил Ян Чечот — однокашник Мицкевича и Домейко, поэт-романтик, один из первых собирателей белорусского фольклора. Бывал ли он в Подороске, неизвестно. Зато достоверно известно, что здесь гостил Юлиан Урсын Немцевич — друг и секретарь Тадеуша Костюшко, соавтор его универсалов и законодательных актов времен восстания.

А еще, согласно семейной легенде владельцев Подороска, здесь останавливался Наполеон Бонапарт.

Император Франции якобы прожил в Подороске целых три дня во время похода на Москву. И ему так понравилось богато украшенное зеркало в имении, что он был готов его купить. Но хозяйка Елизавета из Чечотов Пухальская не продала Бонапарту семейную реликвию. Комнату, в которой останавливался знаменитый корсиканец, впоследствии называли «наполеоновской».

И даже когда в середине XIX века новые хозяева Подороска полностью перестроили усадебный дом — «наполеоновская» комната в нем все равно осталась.

Новый роскошный дворец на месте старой усадьбы построил Роман Бохвиц — сын философа Флориана Бохвица и Павлины из Маевских — родной тетки Адама Мицкевича. Брат Романа, Ян Оттон Бохвиц, владел двумя имениями неподалеку.

Бохвицы появились на белорусских землях благодаря виленскому воеводе Криштофу Радзивиллу, лидеру протестантов ВКЛ в первой половине XVII века. Он пригласил в свои владения из южной Польши двух пасторов, Филиппа и Лукаша Бохвицев. Со временем их мещанский род получил дворянство и разбогател.

Чтобы придать Подороску подобающий новым владельцам вид, Роман Бохвиц выписал из Вильны архитектора Лубу. Все же имение было центром большого хозяйства, куда входило пять меньших фольварков. Архитектор предложил соорудить вместо прежней обычного вида усадьбы величественное здание с портиком в духе классицизма.

Центром дома были салон, где принимали гостей, зал для банкетов и столовая. Богато декорированные потолки этих помещений частично сохранились до сей поры. 

В передней стоял бильярд, у которого могли собираться мужчины, чтобы покурить и поговорить о политике. (В присутствии женщин такие разговоры считались неприличными.) Из-за отсутствия женщин в бильярдной ее называли еще «холостяцкий комнатой».

Все это трудно себе представить, входя сегодня Подоросский дворец. В советское время здесь была школа, затем — правление колхоза, а потом на протяжении почти двадцати лет дом стоял без хозяина. Слабый свет, проникая через заколоченные окна, падает на стены, на которых не осталось следа ни штукатурки, ни драпировки.

Кажется, что оказался в готическом замке. Впечатление дополняют составленные здесь на хранение декорации разного рода исторических инсценировок и спектаклей, которые время от времени устраиваются в Подороске: то вороны, то всадники, словно сошедшие со страниц «Дикой охоты короля Стаха».

Может, здесь и призраки живут? «Таинственное, конечно, случается, — то ли в шутку, то ли всерьез говорит бизнесмен и меценат Павел Берегович, который в 2014-м приобрел усадьбу на государственном аукционе. — Во дворце ночами со стен сами собой падали изображения гербов былых владельцев. А когда на усадьбу ложится густой туман, утром на берегу пруда у дворца можно издали увидеть одинокую человеческую фигуру — может быть, это последний владелец Атон Бохвиц, могила которого неизвестна, так как он сгинул в застенках ГУЛАГа…»

Некоторые помещения новые хозяева временно задрапировали тканью, чтобы возобновить их прежний вид.

И все равно сложновато пока представить здесь бальный зал с узорчатым паркетом, фамильными портретами на стенах и конной скульптурой короля Яна III; салон с обитыми зеленым шелком в золотые листья стенами и паркетом, на котором чередовались темные и светлые звезды, украшенный бюстами античных богов, диванами красного дерева и огромным напольным зеркалом. Освещался салон большой люстрой и канделябрами в виде вооруженных рыцарей.

А в одной из небольших комнаток левого крыла была расположена библиотека на тысячу томов по-польски, по-английски, по-немецки и семейный архив Чечотов и Бохвицев, где были и древние документы-привилеи времен ВКЛ. А в столовой хранился фамильный серебряный сервиз на 80 персон.

Восстановление усадебного дома станет завершением происходящей в Подороске реконструкции. Весной 2020-го здесь откроется Музей белорусской шляхты. «Конечно, все открыть мы еще не сможем, но достойно принять и интересно рассказать нашу историю — сумеем», — говорит Берегович.

«Мы должны принять историю шляхты Беларуси как свою собственную, принять, что нет истории «селянской» и истории «панской», враждебных друг другу, а есть общая история нашего Отечества и наших предков, — объясняет бизнесмен свою концепцию. — Без понимания прошлого не может быть понимания современности, так как построить государство без фундамента (как хороший и прочный дом) — невозможно.

Шляхта была драйвером развития края, а не «социальным паразитом», что и поныне закреплено в массовом сознании, «благодаря» советской историографии, которая царила в Беларуси, — говорит Берегович. — Шляхта защищала родину, занималась политикой и хозяйством, поддерживала образование и искусства — короче, выполняла роль правящей элиты, как это обычно бывает в любой стране.

Читайте также: По следам Адама Мицкевича: что посмотреть в Тугановичах, Заосье, Павлиново

Шляхта на наших землях была не чужой — не польской, не литовской (в сегодняшнем понимании этого слова), а своей — литвинской, сегодня же ее вполне правомерно назвать белорусской».

«Мы не гоняемся за сверхэксклюзивными экспонатами, ведь намного важнее построить современный интерактивный музей, который будет интересен подходами, а не экспонатами, — говорит Берегович. — Но кое-что у нас есть. Это преимущественно предметы дворянского быта разных времен, гравюры и карты, которые будут играть вспомогательную роль в экспозиции, отражая дух времени».

Новые владельцы не стремятся восстанавливать усадьбу в первозданном виде. Тем более непонятно, что считать первозданным видом: то ли наполеоновские времена, то ли середину XIX века, когда появился реставрируемый дворец. Они руководствуются концепцией сочетания старины и совершенно новых технологий и материалов, не боясь их контраста.

Так поступили со стенами полуразрушенной временем хозяйственной постройки. Их накрыли новой кровлей на столбах. Здесь будет летняя кофейня.

В кузнице, небольшом кирпичном строении у парадных ворот, оборудуют сувенирную лавочку.

Если присмотреться, то от старой кузницы оставили только кирпичные стены. Внутрь имплантирован металлический каркас, на котором держится новая крыша.

Оставили и деревянные элементы: выпуски балок и старинную дверь с граффити разных времен.

От улицы усадьбу отделяет старинная кирпичная ограда.

Если воспользоваться этим непарадным входом, можно увидеть старый парк с огромными ясенями, липами и кленами.

«Парк станет местом отдыха, также связанным с идеей музея, — говорит Павел Берегович. — И все исторические здания, расположенные на нашей территории, должны приобрести новые функции, связанные с нашей целью — принять посетителей и рассказать им нашу историю».

Цикл статей о Станьково, Заосье и Подороске мы подготовили совместно с брендом белорусских продуктов «Суседскі маёнтак», выпускаемых с большой любовью к нашей истории и традициям. Купить молоко, кефир, масло, пельмени, йогурт под названием «Суседскі маёнтак» вы можете в магазинах «Соседи» по всей стране. Цените свое!

3
Яўген Малікаў / Ответить
25.10.2019 / 09:35
Цудоўны тэкст! Дзякуй!
Адна заўвага: "Тая брама ўнікальная, бо мае разрыў у антаблеменце — верхняй частцы аркі" -- антаблемент, гэта не верхняя частка аркі, ён увогуле да аркі не мае ніякага дачынення. Антаблемент -- у спрошчаным тлумачэнні гэта хутчэй будзе верхняя частка сцяны, а арка -- гэта перакрыцце праёма. Ара і антаблемент -- гэта дзве розных часткі будынка. 
2
Inger / Ответить
29.10.2019 / 07:30
Boh ú dapamohu! Dziakuj.
0
Хаўстовіч / Ответить
30.10.2019 / 11:59
Па маіх звестках, у маёнтатку Падаростк у 1862 г. жыў прыстаў 2-га стану Гарковіч
Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, активируйте JavaScript в настройках своего браузера