Пластический хирург Дужий: Делать операции на носу учился на трупах американских бомжей 13

Автор: Наталия Лубневская, фото Надежды Бужан

Пластический хирург Алексей Дужий рассказал «Нашей Ниве» о своей семье и о профессии. Оказывается, самые востребованные операции — увеличение груди, полового члена и блефаропластика.

Про белорусский язык, льняные сорочки и поездки по местам Адама Мицкевича

Белорусский язык Алексей освоил, бывая у бабушки с дедушкой.

«Летом приезжал к ним в Кореличский район и старался по-белорусски разговаривать. Это один из тех регионов, где самый чистый, живой язык сохранился».

В старших классах, вспоминает хирург, у него был замечательный учитель белорусского языка и литературы Сергей Владимирович Нестерович.

«У него в классе все было как в музее, висела большая гравюра с Франциском Скориной. Он и на переменах, и с руководством школы общался по-белорусски. Помню историю: к нам пришла учительница из университета подменять его, на перемене перешла на русский язык. И тогда один из учеников сделал ей замечание».

Отец Алексея интересовался историей. И сына увлек, после того как посоветовал книгу про Кастуся Калиновского.

«Мы любим с отцом путешествовать по историческим местам. Кстати, деревня, откуда дед родом, — рядом с лесочком, где Адам Мицкевич встречался у камня филаретов с Яном Чечотом и Игнатием Домейко. Там же находится Тугановичский парк, где Мицкевич с Марылей Верещакой гулял».

Врач любит белорусскую поэзию. Из классиков — Максима Богдановича, из современников — Владимира Некляева. И сам, кстати, пишет стихи. А из прозаиков ценит Василя Быкова и Владимира Короткевича.

В гардеробе у хирурга есть несколько вышиванок. А в университетские годы, когда вышиванки широко еще не продавались, он летом носил льняные рубашки на шнуровке. Своим примером вдохновил даже студента из Йемена: тот стал покупать такие же рубашки.

«Стыдно, когда люди, которые называют себя белорусами, не могут двух слов связать на родном языке, — рассуждает Алексей. — Мне импонирует тот закон, который в 1990-м был принят — где белорусский язык считался единственным государственным, а русский был языком межнационального общения. Если бы это продолжалось, больше людей общалось бы на родном языке. Ведь человек сам по себе существо ленивое, выбирает легкие пути».

О том, как стал хирургом, про «сториз» из операционной и практику на трупах

«Пластическая хирургия дает возможность сделать красивее. Я эстет, — рассказывает Алексей, отвечая, почему выбрал такую ​​специальность. — Я Весы по знаку зодиака, а это знак, который любит искусство. Мне нравятся красивые, одевающиеся со вкусом люди. И когда проводишь операцию, видишь изменения в лучшую сторону, это тоже доставляет удовольствие».

В детстве колебался — идти в биологи или в медики. Выбрал второе. А когда учился в Гомельском медуниверситете, понял, что лечить таблетками неинтересно — хотел работать руками. По распределению молодой специалист попал хирургом в Петриков.

«Когда я делал операцию, мне было важно, насколько эстетичный останется шрам. Книги по пластической хирургии тогда трудно было приобрести в Минске, они дорого стоили. Но я нашел в магазине медицинской литературы, в букинистическом отделе, венгерское пособие для врачей «Cicatrix Optima» и стал использовать техники косметического шва из этого пособия. Предпринимал меры для лучшего заживления швов».

После районной больницы Алексей работал в Гомеле, учился в клинической ординатуре, а спустя несколько лет устроился на работу в Минске. Сейчас ведет прием в частном центре. В своем инстаграме выкладывает сториз и живые трансляции из операционной.

Стажироваться Алексей ездит за границу. В позапрошлом году, например, проходил в Турции школу ринопластики (говорят, именно в Турции делают лучшие носы). Оперировать учились на трупах — головы бомжей доставили из города Финикс (США). Эти люди завещали свое тело медицине, а в обмен получали пожизненное содержание — жили в приюте, там же питались.

Про цены на пластику, «утиные» губы и силикон

По наблюдениям Алексея, самые востребованные пластические операции у белорусок — увеличение груди и ринопластика. Следом идут операции по омоложению лица, блефаропластика например.

«Мы возвращаем человеку внешность, которая была у него в молодости, поэтому я некоторых пациенток прошу, чтобы они принесли фотографии тех лет. Если же верхние веки сделать неправильно, они могут наоборот добавить возраста. А если слишком много удалить жира, глаза становятся впалыми, мертвецкими», — объясняет хирург.

У мужчин запросы на пластику следующие. Те, кто принимает стероиды, сталкиваются с такой проблемой, как гинекомастия (увеличение грудной железы), и обращаются для устранения этой проблемы. Записываются также на липосакцию и увеличение полового члена.

А еще у белорусов востребована пересадка волос. Алексей признается, что сам был бы не против такой операции, чтобы вернуть себе шевелюру, как в школьные годы.

Самые дорогие операции — маммопластика и ринопластика. Их стоимость стартует с $2000.

«При условии, что стараешься вкладывать в себя деньги, ежегодно ездить на конференции, покупать инструменты, пользоваться только современным шовным материалом, то операция не может быть дешевой, — говорит Алексей. — Если какая-то клиника демпингует, она просто не ценит своих врачей. Мой друг в Киеве оперирует носы, у него цены начинаются от $6500, и он хотел бы повысить их до $10.000.

Такая медицина — это тотальный хэнд-мэйд. Пластические хирурги как художники или скульпторы. У каждого своя школа, свой почерк. Результат одной и той же операции в разных руках выглядит по-разному».

Сейчас в тренде естественная красота. Стали ли реже из-за этого люди обращаться к пластическим хирургам? По словам Алексея, операций меньше не становится, но делать их надо так, чтобы не было заметно никакого вмешательства. Взять те же губы, которые наши дамы любят подкалывать.

«У белорусов верхняя губа тонкая, в форме ласточки. Эта форма не добавляет сексуальности женщине, а делает ее строгой. Но никто уже не стремится делать теперь «утиные истории», — делится наблюдениями доктор.

Он говорит, что возрос спрос на качество пластики, так как изменились технологии.

«Раньше, например, ставили импланты с солевыми наполнителями — в них был натрия хлорид, это тот раствор, с которым нам вводят антибиотики. А теперь импланты наполняют современным силиконом, который не вытечет, даже если имплант разорвется. И делают трехслойными оболочки имплантов. Как-то была шумиха, мол, у одной звезды разорвался имплант — она ​​говорила, что пять лет он протекал. Но если она ежегодно проходила обследование, то такое увидели бы на первом же осмотре. Поэтому это просто хайповая информация.

Если грудь правильно сделана, то по ощущению силиконовая будет как натуральная. Сейчас одна фирма выпускает даже импланты, в которых, если стоишь, гель смещается таким образом, что грудь принимает анатомическую форму капли. Это последняя разработка».

Есть у хирурга и постоянные пациентки, которые сделали уже не одну операцию.

«Но таких немного. Они обычно адекватные, гиперкоррекции нет», — замечает Алексей.

Иногда ему приходится отговаривать женщин от операций. Когда они сами точно не знают, чего хотят, хирург за скальпель не возьмется. Говорит: это пациентки должны уговаривать врача сделать операцию, а не наоборот. Он может лишь корректировать их пожелания.

О романах и пациентках из-за рубежа

Алексей неженат. Но вовсе не потому, улыбается он, что, как пластический хирург, придирчив.

«Просто так получилось. Хотя, конечно, я обращаю внимание на внешность. Одни из первых пунктов для меня — внешность и ум женщины».

Врач припомнил, что как-то встречался с одной своей пациенткой. Та к нему пришла на реконструктивную операцию — хотела избавиться от шрама на мочке уха, оставшейся после неудачного прокола и воспаления.

И на кофе клиентки молодого хирурга не приглашают.

«Видимо, потому что я серьезно веду себя во время осмотра и не флиртую с ними», — улыбается Алексей.

Он, кстати, топит за отечественную медицину. В его социальных сетях можно увидеть хэштег «я ганаруся медыцынай Беларусі». Собеседник замечает: нам бы больше денег вкладывать в эту отрасль, развивать и рекламировать платные услуги — иностранные пациенты рекой потекли бы.

«В Беларуси много высокообразованных и опытных врачей, которые могут делать операции не хуже, чем в других странах. Если в первые годы независимости было популярно ехать за границу, то теперь ситуация меняется. Ко мне иностранцы приезжают.

Сегодня на консультации была женщина из Англии. Вчера делал губы девушке из Швеции. Она в теннис играла с белорусками, те рассказали ей о Беларуси, она заинтересовалась и приехала сюда познакомиться со страной. В стоматологию обратилась, а потом и ко мне».

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?

9
Святлана / Ответить
19.02.2020 / 10:54
Некаторым пацыентам пластычнага хірурга лепш было б звярнуцца да псіхіятра. Я не маю на ўвазе канкрэтнага пластычнага хірурга
6
Ёпрст / Ответить
19.02.2020 / 11:12
Што тут скажаш, малойца!
57
Alena Le / Ответить
19.02.2020 / 12:49
Галовы бадзяжных... Насы... Прыкра пра такое вар,яцтва нават чытаць. Чым ганарыцца гэты хірург? Каму ен выратаваў жыццё? Хай бярэ прыклад з вайсковага хірургу з Дэбальцаўскага катла. Той за 9 дзён зрабіў каля 100 аперацый, стоячы ўпрост на каленях у акопах. Ёсць матэрыял на сайце BBC. Ратаваць жыццё - вось годная справа. А не перайначваць насы.
Показать все комментарии/ 13 /
Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, активируйте JavaScript в настройках своего браузера